Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
молоко

Провидец и философ Фридрих Великий



Разве что-то изменилось за прошедшие века?

Сколько бы мы ни помышляли о благополучии человечества, никакой законодатель, никакой философ существа вещей переменить не может. Весьма вероятно, что род наш необходимо должен быть таковым, каковым мы его знаем, т. е. странным смешением добрых и худых качеств. Воспитание и науки могут распространить круг наших познаний, доброе правление может сделать лицемеров, кои будут носить личину добродетели, но никогда не переменят сущности души нашей.

В 1768-м Фридрих писал тому же маркизу д’Аламберу, своему многолетнему корреспонденту, нечто крайне схожее: «Не правда ли, что електрическая сила, и все чудеса, кои поныне ею открываются, служат только к возбуждению нашего любопытства? Не правда ли, что притяжение и тяготение удивляют только наше воображение? Неправда ли, что всех химических открытий такие же следствия? Не менее ли от сего происходит грабительств по большим дорогам? Сделались ли от сего откупщики ваши менее жадны? Возвращаются ли с большею точностью залоги? Менее ли клевет, истребилась ли зависть, смягчились ли сердца ожесточенные? Итак, какая нужда обществу в сих нынешних открытиях, когда философия небрежет о чести нравственной, к чему древние прилагали все свои силы?»
молоко

Как воевал геройский дед Венедиктова



История, вообще-то, в стиле " как-то Людвиг Фейербах поругался с Гегелем, он порвал ему рубах и ударил мебелем".

Венедиктов неспровоцированно оскорбил предков Гаспаряна. Забыл радиоведущий, что архивы открыты, а Гаспарян в архивах сидеть любит и умеет.

Collapse )
серебро

Уморительные новости из Умбрии



В очередной раз из Умбрии приходят самые уморительные новости.
Как доносят немногие пробирающиеся через римские рубежи гонцы, две или три седмицы назад самые буйные из умбрийских варваров решили, что торговля с отложившимися от их волшебной страны городами Танаис и Лугдунум им впредь не потребна. В частности, из Танаиса в Умбрию вывозили черные камни anthracites описанные еще Аристотелем и его учениками – камни эти обладают чудесным свойством: они способны долго гореть, давая изрядное количество тепла!

Дикари, уселись на тракте ведущем в Танаис, поставили там шатры из вонючих шкур, разлили по чаркам огненную воду и приготовились вкусить излюбленное лакомство – вкусный поросячий жир. Едва в отдалении показались телеги, груженые anthracites, варвары схватились за копья и исполнили боевую пляску «кабан ломится в камыши», дабы устрашить возниц и показать им свою небывалую свирепость. Возницы же лишь пожали плечами и развернулись – незачем подвергать себя опасности. На следующий день военный вождь Танаиса Захарий вселюдно объявил, что если варварам не нужен горючий камень – пожалуйста, пусть сидят в холоде, а покупателей можно найти, к примеру в пределах Римской империи... В ответ жители Танаиса отберут у богатых умбрийских купцов всю оставшуюся в пределах города собственность, чтоб было неповадно!

Collapse )
молоко

Ненависть к женщине в русской утопической философии. ч.2

Первая часть здесь



В небольшой статье, озаглавленной «Женский вопрос», Соловьёв характеризовал стремление женщин к эмансипации как «жалкое и комическое». Как Мария Магдалина, разъяснял философ, прежде чем найти Христа, прошла через семь бесов, так и теперь женщины попали под власть семи бесов – семи ложных идей своего времени. Эти идеи, по мнению Соловьёва, нашли свое выражение в модной идее «свободной любви», в политизации требований равноправия, в «обожествлении» естествознания, во внешнем «опрощении», а также в практике безбрачия, «экономического материализма» и «эстетического декаденства».

Соловьёв предложил свою альтернативу этим соблазнам феминизма – «осмысленное и оживотворённое» христианство.

Collapse )
молоко

Ненависть к женщине в русской утопической философии. ч.1

Картина не по теме, но отражает ненависть ко всему живому. Это, кстати, та самая хваленая "эстетика Третьего Рейха", которой восхищаются неадекваты.Физкультурники. Герхард Кайл нарисовал в 1939. Картину лучше назвать "Спорт в царстве мертвых"



На рубеже XIX-XX веков, когда передовые силы России потребовали женской эмансипации и равенства полов, русские философы Фёдоров, Соловьев, Бердяев и др. этого движения не поддержали. Напротив, они обрушились с атакой на женщину и «злую женственность», в которых видели главное препятствие для осуществления своей мечты о совершенном человечестве.

Особым нападкам в «передовой» русской философии была подвергнута воспроизводительная функция женщины, воспринимаемая как сила, противоположная творческо-созидательной деятельности мужчины-человека, а потому якобы враждебная усилиям человечества преодолеть смерть. Главным препятствием на пути к утопическому счастью большинство русских философов посчитали женщин. Идеальным миром для них выглядел мир, наполненный только мужчинами.

Татьяна Емельяновна Осипович – профессор русского языка и литературы в университете Луиса и Кларка, США – в своей брошюре «Победа над рождением и смертью, или Женофобия русской утопической мысли на рубеже XIX-XX веков» (1998 год) – напоминала, каким русские философы видели путь к миру без женщин.

Объявив воспроизводительные силы женщины-природы корнем всех зол, русская утопическая мысль не могла не атаковать материнство как таковое. Наиболее неистовым в своих атаках на мать был Фёдоров. В «Философии общего дела» он разделил всех женщин на два типа. К первому, самому многочисленному, он причислил женщин-матерей. Фёдоров писал, что в этом типе «преобладает, можно сказать, исключительно властвует чадолюбие, способное воздоить и воскормить не людей, а деспотов; тип этот очевидно низший, чувственный, нетерпимый, которого весь мир ограничивается детской».

Collapse )
серебро

Мысли философа Вербиция

Оригинал взят у mysea в Мысли философа Вербиция
Оригинал взят у legatus_pretor в Мысли философа Вербиция
Внемлите же, добрые граждане Рима! Неслыханный конфуз произошел на днях в Вечном Городе, и виновником оного стал некий Вербиций, уверяющий граждан, что он является философом аристотелевской и сократовской школ, а так же автором многих сочинений, за которые удостаивался лавровых венков и почетных титулов.

Известно, что в третьи календы июня весь Рим вспоминает печальную дату – нападение на старую Республику орд кимвров и тевтонов под водительством безумного вождя Атаульфа, каковое в ходе тяжелой и продолжительной войны было отражено, а орды варваров разгромлены доблестными римскими легионами.

Как и обычно к таким датам, на форумах римских городов оживляются всеразличные философы и риторы, частенько иудеи, еще чаще греки в плохом смысле этого слова, а иногда и вовсе дети вольноотпущенников. Потрясая тощими ручонками и ужасно картавя эти «ученые мужи» пытаются донести до римлян «свет истины» - оказывается, дикарь Атаульф был лучше, чем тогдашний римский диктатор Сулла, что победи кимвры – все римляне сейчас пили бы не коринфское вино, а вкусный ячменный напиток, изготовляемый племенем баваров, и что в тяжелых поражениях Республики первого года войны виноваты, разумеется, Сулла и его легаты.

Однако, на этот раз философ Вербиций превзошел в пафосной глупости всех своих единомышленников и решил открыть гражданам неслыханную, запретную тайну, которую уже много десятилетий скрывают архивы Палатинского дворца! Изумительное открытие Вербиция состояло в том, что якобы существовали некие приказы Суллы и его военачальников, из-за которых Рим и потерпел множество военных неудач – сам философ Вербиций этих свитков не видел, но уверенно перечисляет их номера и приводит показания неких свидетелей – как будто подчиненные Сулле легаты приказали прямо перед нападением кимвров разломать катапульты, срыть оборонительные валы, отправили по домам центурионов приграничных каструмов и совершили прочие неисчислимые мерзости.

Сперва квириты на форуме недоуменно напомнили философу Вербицию, что легаты войска при Сулле порубежной стражей не командовали – ею ведал известный префект Берий, так что приказы по армии охранителей рубежей не касались никак. Затем наиболее сведущие граждане указали на другую фатальную ошибку лгунишки-философа – никто не приказывал ломать катапульты, и метательные машины достойно встретили врага.

- Нет, нет, - визгливо орал на Форуме философ Вербиций, - Тайные приказы существовали, их скрывает Цезарь Август и его приспешники, чтобы оправдать злодейского Суллу, убившего миллион философов и даже великого иудейского поэта Мандельштамуса! Вот номера этих кошмарных документов – XXXVI, XXXVII, XXXVII, XL и XLI! Пусть их никто не видел в глаза, но я знаю, что в них сокрыты леденящие кровь тайны!..

- Тайны значит? – усмехнувшись, ответил Вербицию проходивший мимо квирит в плаще центуриона. – Ну что ж, проверим. Я как раз из Палатинского дворца, где список этих загадочных приказов висит для всеобщего обозрения... А теперь слушайте, добрые граждане!

После чего неизвестный квирит извлек из тубуса папирусный свиток и раскрыл гражданам невероятные тайны истории. Оказалось, что документы с такими номерами и впрямь существовали, и вот о чем писали в те времена сулланские легаты:

Приказ XXXVI – О дозорах и разведывательных разъездах в Мезии, Паннонии и Дакии.
Приказ XXXVII – О пожаре в лупанарии при XIII легионе.
Приказ XXXVIII – О порке легионеров, не сумевших бросить пилум дальше чем на три десятка шагов.
Приказ XL – О сокращении потребности в крепком красном вине для центурий.
Приказ XLI – О новых катапультах для обороны Рима, Остии и Медиоланума.


Сперва на Форуме установилось недоуменное молчание, а затем граждане начали весело освистывать философа Вербиция, один квирит даже запустил в него гнилой репкой, подбив вруну глаз, а другой плюнул на сандалии. С тем униженный Вербиций сбежал с Форума и заперся в своем доме, откуда не выходит второй день.

Помните, о добрые граждане Рима! Можно еще простить распространителей дурацких слухов о том, что Цезарь Август умер или наоборот, отправился в Гельвецию, где якобы рожает весталка Алина, кою принцепс обесчестил. Но есть некоторые темы, где врать нельзя, а записных лгунов из числа вот таких «философов» надо хватать за руку и тыкать носом в их же фекалии – иначе вранье о славной истории Рима затмит истину, как это было в несчастливое десятилетие правления Гая Бореалиса Алколигулы.

А философ Вербиций получил по заслугам, в этом нет никаких сомнений. Врать не надо на Форуме. Хамить не надо на Форуме. И думать, прежде чем говоришь подобную чепуху.



shadow

Вий


Георгий Белащенко. Вий. 1897.

Вий -- есть колоссальное создание простонародного воображения. Таким именем называется у малороссиян начальник гномов, у которого веки на глазах идут до самой земли. Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал. (Прим. Н.В.Гоголя.)

... Философ остался один. Сначала он зевнул, потом потянулся, потом фукнул в обе руки и наконец уже обсмотрелся. Посредине стоял черный гроб. Свечи теплились пред темными образами. Свет от них освещал только иконостас и слегка середину церкви. Отдаленные углы притвора были закутаны мраком. Высокий старинный иконостас уже показывал глубокую ветхость; сквозная резьба его, покрытая золотом, еще блестела одними только искрами. Позолота в одном месте опала, в другом вовсе почернела; лики святых, совершенно потемневшие, глядели как-то мрачно. Философ еще раз обсмотрелся.
-- Что ж, -- сказал он, -- чего тут бояться? Человек прийти сюда не может, а от мертвецов и выходцев из того света есть у меня молитвы такие, что как прочитаю, то они меня и пальцем не тронут. Ничего!- повторил он, махнув рукою, -- будем читать!
Подходя к крылосу, увидел он несколько связок свечей...

Он подошел ко гробу, с робостию посмотрел в лицо умершей и не мог не зажмурить, несколько вздрогнувши, своих глаз.
Такая страшная, сверкающая красота!
Он отворотился и хотел отойти; но по странному любопытству, по странному поперечивающему себе чувству, не оставляющему человека особенно во время страха, он не утерпел, уходя, не взглянуть на нее и потом, ощутивши тот же трепет, взглянул еще раз. В самом деле, резкая красота усопшей казалась страшною. Может быть, даже она не поразила бы таким паническим ужасом, если бы была несколько безобразнее. Но в ее чертах ничего не было тусклого, мутного, умершего. Оно было живо, и философу казалось, как будто бы она глядит на него закрытыми глазами. Ему даже показалось, как будто из-под ресницы правого глаза ее покатилась слеза, и когда она остановилась на щеке, то он различил ясно, что это была капля крови.

Но гроб не шелохнулся. Хоть бы какой-нибудь звук, какое-нибудь живое существо, даже сверчок отозвался в углу! Чуть только слышался легкий треск какой-нибудь отдаленной свечки или слабый, слегка хлопнувший звук восковой капли, падавшей на пол.
"Ну, если подымется?.."
Она приподняла голову...
Он дико взглянул и протер глаза. Но она точно уже не лежит, а сидит в своем гробе. Он отвел глаза свои и опять с ужасом обратил на гроб. Она встала... идет по церкви с закрытыми глазами, беспрестанно расправляя руки, как бы желая поймать кого-нибудь.