Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
молоко

Усадьба Сергиевка. Дворец в.к Марии Николавны

После фиаско с прогулкой по набережной в Стрельне, мы поехали на пляж в Ораниенбаум, лелея надежду прогуляться-таки по берегу моря. Увы и ах: пляж сей являет собой метров 300 загаженного песка и клочков травы, до которых надо еще добраться по ухабистой дороге. Грязь, осоки и утки. В общем, тоска--тоска.

Чтоб не оставаться в расстроенных чувствах, мы решили посмотреть, нет ли поблизости чего интересного и - о, радость!- обнаружили усадьбу Сергиевка, бывшую усадьбу Лейхтенбергских, т. е. в.к. Марии Николаевны, любимой дочери Николай I, и её супруга.

Там прекрасно!

Изначально участком владел дворянский род Румянцевых. «Сергиевкой» усадьбу называли по имени сына фельдмаршала П.А. Румянцева-Задунайского, Сергея Петровича.

В 1822 году участок приобрел обер-гофмаршал К. А. Нарышкин, а после его смерти тот перешел к Николаю I, подарившему Сергиевку своей дочери Марии и ее мужу, герцогу Максимилиану Лейхтенбергскому.



Сам дворец в несколько унылом состоянии, но идет реставрация, и хочется надеяться на лучшее. Зато какой парк, какие виды, какие волшебные запахи!



Collapse )
молоко

Сегодня Никола весенний



Николай Чудотворец один из самых почитаемых на Руси Cвятых – защитник путешественников, спасатель мореплавателей, охранитель семьи. Связанные с этими качествами Св. Николая события его жития изображены в клеймах житийной иконы из иконостаса Успенского собора Московского Кремля.
молоко

Незримый путешественник

Не знаю, видел ли кто старый, еще 90-х годов, фильм "Незримый путешественник". Он посвящен последним дням государя Александра I перед тем, как он покинул трон и ушел в мир под именем старца Федора Кузмича.





4 сентября 1836 года, то есть спустя примерно 11 лет после смерти Александра I, в Пермской губернии жандармы задержали странного старика, ехавшего на телеге непонятно куда и зачем. При нем не было обнаружено никаких документов, зато на спине имелись отметины от кнута, а в телегу был запряжен белый конь, какого вряд ли мог позволить себе простой крестьянин.

На допросе старик назвал себя Федором Кузьмичом Кузьминым, на вопросы о происхождении отвечал, что своих родных он не помнит. Поскольку формально никаких преступлений кроме бродяжничества ему вменить не удалось, его приговорили к 20 ударам кнутом и ссылке в Сибирь на вечное поселение. На суде Федор Кузьмич заявил, что он неграмотен ( не хотел оставлять автограф?) и вместо него под приговором подписался мещанин Григорий Шпынев.

Приговор этот не сохранился, но в Государственном архиве Томской области, в фонде местной экспедиции о ссыльных, действительно имеется дело на некоего Федора Кузьмича Кузьмина.В нем есть словесное описание его примет: рост 2 аршина, 6 и 3/4 вершков (1,72 м), глаза серые, волосы светло-русые с проседью, кругловатый подбородок, на спине – следы от побоев кнутом. Рост Александра был 1,78 м, но сделаем скидку на возраст.

Плату за свои труды он брал только едой, наотрез отказываясь от денег. Так он постепенно приобрел себе в глазах местного населения репутацию божьего человека, у которого спросить благословения и попросить совета не грех.

Первым его опознал ссыльный казак по фамилии Березин, видимо, ранее служивший в составе Его Императорского Величества Конвоя. Как-то он зашел в гости к покровителю старца казаку Семену Сидорову, застал там Федора Кузьмича и сразу же увидел в нем Александра – сложение, рост, цвет глаз, привычка держать полусогнутую руку на груди.

Придя в себя, Березин рассказал о своих подозрениях всей станице Белореченской. Вторым старца узнал священник отец Иоанн Александровский, сосланный в Сибирь из Петербурга и неоднократно видевший там императора. Когда количество слухов и чудесных опознаний перевалило за некую критическую черту, Федор Кузьмич покинул Сидорова и уехал из Белореченской навсегда.

Несколько лет спустя он обосновался в селе Краснореченском, где ему построил келью местный крестьянин Иван Латышев. Туда же к нему порой наезжали престранные гости, к примеру, епископ Иркутский Афанасий, с которым "неграмотный" старец вел беседы на французском языке. Или гусарский офицер из Петербурга с супругой – по мнению видевших его, один в один похожий на Николая I.


Еще один момент узнавания случился, когда старец молился в боковой комнате, а за стеной кто-то вслух читал книгу, где пересказывались переговоры между Александром I и Наполеоном Во время очередной реплики российского императора в исполнении неизвестного писателя, старец вышел, буркнул что-то вроде "никогда я ему такого не говорил" и ушел обратно. Это был, между прочим, единственный случай, когда Федор Кузьмич в открытую признал себя Александром.


Под конец жизни старец перебрался в Томск, где поселился во флигеле особняка купца Семена Хромова. Когда он уже лежал на смертном одре, новый покровитель решился все же спросить напрямую: "Есть молва, что ты, батюшка, не кто иной, как Александр Благословенный. Правда ли это?" В ответ Федор Кузьмич заплакал, стал креститься и ответил: "Чудны дела твои, Господи. Нет тайны, которая бы не открылась". На следующий день, 20 января 1864 года, он умер.
https://www.m24.ru/articles/nauka/11082015/81019?utm_source=CopyBuf

Так вот, про прощание государя с прошедшей жизнью и был снят фильм. Лановой прекрасен а роли Александра, Демидова же в роли императрицы показалась мне несколько жесткой. Хотя, возможно, я её идеализирую, потому что такой несчастной жизни врагу не пожелаешь





Страшный это момент: государь всероссийский становится беспаспортным бродягой, нищим, у которого ни крыши над головой. ни пропитания, и всё упование только га Господне прощение и милость



молоко

Опочивальня Александра I в Екатерининском дворце

Сейчас Варламов поставил бы тэг " так жить нельзя" и грохнулся в многочасовой обморок, от коего восстал бы незрячим.

А нечего к Александру придираться. Во-первых, спальня ему от любимой бабулечки по наследству досталась, а во-вторых, там бывали дамы, и не одна



молоко

Дезинфицируйте всё, как Владимир Маяковский

Видно, Владимир Владимирович что-то знал о ковидле. Или догадывался. Будь умным, будь, как классик. И ковидла убежит с позором. Видите, он самоизолировался, стоит совершенно один





О чистоплотности и брезгливости Владимира Маяковского среди его знакомых ходили легенды. Его помешанность на гигиене была вполне объяснима: отец поэта умер от заражения крови, уколовшись обычной швейной иголкой.

Он ставил свой бокал на шкаф, чтобы никто не мог до него дотянуться и отхлебнуть. В поездки он брал столовые приборы в кожаном футляре, всегда носил в кармане маленькую мыльницу, чтобы после неприятного рукопожатия можно было вымыть руки.
Лиля Брик о Владимире Маяковском

Поэт постоянно мыл руки и в целях дезинфекции обильно поливался одеколоном.Collapse )