Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

молоко

Читательское



Прочла "Тени тевтонов" Иванова. Я очень люблю этого писателя еще с "Сердца пармы". Он не берет ложный, панибраткий тон, в отличие от множества современных российских , прости, Господи, писателей, не выдает вымученные эпитеты и кажущиеся автору эпатажными и смелыми сравнения. Я зык его чист и богат.

Как и свойственно Иванову, "Тени тевтонов" - сложное и глубокое произведение. Его действие происходит в двух временах: мае 1945 и далеких годах сражений тевтонских рыцарей с литовцами и поляками. Польский шляхтич Каэтан Лиховский и его потомок Винсент Лиховский ищут легендарный Лигуэт - меч Сатаны. В романе - закат тевтонского ордена и крушение нацизма ( хотя, на нацистов похожи не благородные и бесстрашные рыцари, а чешские наемники-табориты) странным образом зарифмованы, как и герои, и их действия. Ничто не исчезает в этом мире, но лишь внешний облик меняется. Да и сам Лигуэт - волшебный меч или просто кусок железа? Чем он был прежде, и что он сейчас? А может быть, и волшебства никакого нет, а могучие и не знающие сомнений и страха смерти воины-анастифонты не более, чем просто фанатики. А может быть, мистическая история - подлинная, смерти нет, есть только преображение, отражение в иных глазах.

"Тени тевтонов" - антивоенный роман, война показана страшной, страдания мирного населения тяжелы. Смерть царит не только на поле боя. Зато сражения - настоящее эпическое полотно, нарисованное так ярко, что легко увидеть происходящее.

Итак, не пропустите "Тени тевтонов", книга заслуживает обязательного прочтения. Второй такой в современной литературе я не знаю
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
Стыдно

К Блоку за зародышем

Была такая писательница - Надежда Санжарь, которая ходила по великим людям столицы, простите, за… «зародышем».



Была у нее такая «блажь» – хотела иметь «солнечного сына» от гения. Перед визитом, пишут, долго обсуждала с мужем, в достаточной ли степени данное лицо гений и порядочный ли человек. Была у Леонида Андреева, Валерия Брюсова и даже у мэтра – Вячеслава Иванова.

Последний, прямо скажем, не был пуританином, еще недавно на Лахтинской у Блока читал стихотворение о «666 положениях при любовных занятиях». Да и жена Вяч. Иванова, тоже писательница, была «дамой без предрассудков». Но тогда, услышав из соседней комнаты, чего хочет от ее мужа Санжарь, мгновенно ворвалась в комнату и запустила в нее керосиновой лампой. Весь кабинет «Вячеслава Великолепного вонял керосином» три дня…

А Блок, кстати, с ней, с Надеждой Санжарь, подружится и будет долго, как сказали бы сегодня, «курировать» ее творчество.

Отрывок из книги Вячеслава Недошивина «Прогулки по Серебряному веку. Дома и судьбы».
молоко

(no subject)



Девочки-монашки
в городском саду.
Все они милашки
на мою беду.

За стеною белой
виден белый храм.
Богу нету дела,
что творится там.

Что же ты, остатки
разливай, дружок.
Я за вас, касатки,
пью на посошок.

Не любви Господней,
право же, желать.
Вот что мне сегодня
хочется сказать.

Вы не одиноки,
ибо с вами Бог.
Это так жестоко —
как я одинок.

Днем я пью, а ночью
я пишу стихи.
Это, между прочим,
все мои грехи.

Вот бы кто с любовью,
чтоб меня спасти,
тихо к изголовью
— Господи, прости! —

просто сел, родные,
что-то нашептал.
Чтоб совсем иные
я стихи писал.
1995
Борис Рыжий
молоко

Почему Чехов видел "небо в алмазах"

Спрашивали - отвечаем

Антон Павлович Чехов много болел, и жить ему помогали три наркотика: опий от боли в сердце, морфий от кишечных расстройств, а героин заглушал вновь возникающее обострение.

Прочла, кстати, забавное про классика. Как-то в борделе напился ( или того хуже), приделал на лацкан омара вместо бутоньерки, утверждая, что это роза, и начал сажать на колени девочек, приговаривая:" ты ж мои лапочка, пусть все видят, как я тебя люблю!"

Неудивительно, что этот наркоша и любитель девочек с пониженной социальной ответственностью писал:"Я не видел ни одной такой квартиры (порядочной, конечно), где бы позволяли обстоятельства повалить одетую в корсет, юбки и в турнюр женщину на сундук, или на диван, или на пол и употребить ее так, чтобы не заметили домашние. Все эти термины вроде встоячку, всидячку и проч. – вздор. Женщины... которые употребляются, или, выражаясь по-московски, тараканятся на каждом диване... это дохлые кошки, страдающие нимфоманией. Диван очень неудобная мебель. Его обвиняют в блуде чаще, чем он того заслуживает. Я раз в жизни только пользовался диваном и проклял его. Распутных женщин я видывал и сам грешил многократно... Роман с дамой из порядочного круга – процедура длинная. Во-первых, нужна ночь... В номере ваша дама падает духом, жантильничает, дрожит и восклицает: «Ах, Боже мой, что я делаю?! Нет! Нет!» Добрый час идет на раздевание и на слова, дама ваша на обратном пути имеет такое выражение, как будто вы ее изнасиловали, и все время бормочет: «Нет, никогда себе этого не прощу!"

Вообще-то, Чехов был изрядный хам. Достаточно вспомнить историю о том, как пришли в писателю две наивные, восторженные девицы. Начали девицы разговор о том, что их волнует: о жизни, о философии, о прогрессе... Чехов по-хамски прервал девичьи размышления вопросом:" А любите ли вы мармелад?"
Девушки ушли, изрядно обиженные и разочарованные

книжечка

Протофеминизм

photo_2021-03-08_14-01-29

Книга Кристины Пизанской (1364-1430) «О Граде Женском » (1405) начинается с рассказа о том, как писательница стыдилась того, что она женщина, ведь женщины делают жизнь мужчин такой невыносимой. Кристина признается, что была в отчаянии и ощущала себя стоящей над пропастью между опытом своей женственности и презрительными текстами авторов-мужчин, которых она считала авторитетами, и даже сама стала верить в виновность женщин во всех ужасах, о которых говорят многие люди.

Но в этот момент перед ней появляются три аллегорических образа - богиня Разума, богиня Праведности и богиня Правосудия, коронованные и величественной внешности, которые рассказывают ей правду, учат ее принятию своей женственности и истории, а она, воплощая смирение и кротость, падает перед ними ниц, целуя землю, на которой они стоят. Каждая из трех Леди предлагает помощь в строительстве Града Женского.

Разум с зеркалом знания в руках рассказывает почему мужчины клевещут на женщин и помогает ей лопатой разумения вырыть большой котлован, вынося корзины с землей и черными кривыми камнями предубеждений о том, что женщины действительно так плохи, как о них пишут другие авторы. Город начинается с глубокого фундамента и прочного цемента Разума, красивые ровные каменные глыбы олицетворяют прославленных женщин прошлого от Семирамиды и Томирис до Фредегонды, Береники и Зенобии, в список наряду с почтенными женами, девственницами и святыми входят женщины-правительницы, художницы, ученые, воительницы, изобретательницы и пророчицы.

Праведность с линейкой в руках помогает построить внутри крепких и высоких стен здания, символизирующие добродетели, линейкой она отмеряет справедливость и несправедливость, добро и зло, и наказывает зло, а добру указывает верный путь.

Правосудие воздает каждому по заслугам из своей чаши и помогает завершить постройку зданий, а потом покрыть их золотом.

В итоге сюда будут приглашены достойные женщины, которые создадут добродетельную общину, а населенный град распахнет свои врата для Девы Марии в сопровождении святых, праведниц и мучениц, которые получат ключи от города. Получившийся город напоминает Град Божий, описанный Августином Блаженным.

Вместе со строительством этого города, средневековая интеллектуалка учится сама и делится учением со своими читателями: что гораздо разумнее и вернее считать женщин не бессмысленными и злыми существами, а важной частью общества, задается вопросом, должны ли женщины получать образование наравне с мужчинами, и почему эта идея так не нравится мужчинам, затрагивает темы беззакония насилия, способности женщин к обучению и управлению обществом, говорит о женщинах как о группе, обладающей теми же достоинствами и недостатками, что и мужчины.

Книга стала настоящим откровением и действительно ответила многим авторам, писавшим о женщинах ранее, но вместе с тем это и реализация отчаянной потребности создать безопасное пространство для женщин в интеллектуальном поле, в культуре, которая несправедлива по отношению к ним. «Книга о Граде Женском» - не только о создании вымышленного Города женщин, но и о границах безопасности и справедливости вне литературных аллюзий.

Текст, несомненно, актуален и понятен и в наши дни, и, конечно же, обязателен для ознакомления. Пусть будет как можно больше людей, разделяющих идеи "Града Женского", которые бы помогли выстроить общество справедливости и добра.
молоко

На выставке " 100 лет внешней разведке"

Удивительно, но на такой специальной выставке было много народа. Не ожидала, честно говоря. Как не ожидала того, что СВР поделится хоть чем-то из своих тайников.

Понемногу начну выкладывать фотографии. В первом зале - портреты разведчиков. Конечно, самый шикарный и стильный Быстролетов в одной из своих рабочих масок



Мы много знаем о нем из написанных им книг. Знаем и о его работе, и о том, как его репрессировали, и о том, как он жил после реабилитации. Не знаем только, чему из всего этого можно верить, а что просто одна из фантазий или игр спецслужб. Собственно, Судоплатов писал, что поздно Быстролётова арестовали, надо было раньше. Но не раскрыл, почему и за что

Из записок Быстролетова:

"Эти годы тогда представлялись мне бурей, а себя я считал листом, сорванным с ветки, уносимым в неведомую даль. Рядом гремели войны, менялись границы государств, сотни тысяч обезумевших и голодных людей бежали одни туда, другие - сюда. И я бежал тоже, прыгал через тех, кто упал, и падал сам, думая, что уже не поднимусь, что на этот раз меня затопчут другие. Но поднимался и, крутясь на ветру, бежал дальше, потому что остановиться не было сил.
Мне было девятнадцать лет. Я очутился один в чужой стране в такое грозное время… Я не понимал, что такая жизнь закаляет и что каждый раз, поднимаясь после падения, я становлюсь сильнее, что учусь противиться буре и выбирать направление своего бега".

" ... одной внутренней перестройки мало. За ней следует внешняя. Она физически опаснее, но психологически легче. Я расскажу несколько эпизодов, в которых мне пришлось выступать то в роли наглого гангстера из Сингапура, то веселого добряка венгерского графа, то надменного английского лорда. Для каждой из них, прежде всего, нужен был паспорт. Все бумаги графа мне купили, и единственное, что от меня требовалось, — это внимательно проштудировать книг пятьдесят по истории, литературе и искусству Венгрии, сфотографироваться на венгерских курортах, тщательно изучить местный быт, а также понаблюдать за характерными особенностями поведения местных аристократов на скачках, в театрах и в церкви."
молоко

Дамы в голубом

Продолжаю пост чистой красоты. Как писал Есенин, "да, мне нравилась девушка в белом,
Но теперь я люблю в голубом." Вообще, у меня болит голова, а настроение омерзительное



Collapse )
молоко

(no subject)

Читаю серию книг Луизы Пенни,пятикратного лауреата премии Агаты Кристи. Отличные психологические детективы, максимум, одна жертва в начале, никаких погонь и перестрелок, никакой депрессии. Всё чинно-благородно. Но!

Черт побери, действие происходит в Канаде, и франкоязычные канадцы всё время что-то едят. И как едят! Вот только совсем невинные блюда, чуть-чуть

Они ели при свете свечей разнообразных форм и размеров, расставленных повсюду в кухне. На тарелках громоздились индейка, фаршированная каштанами, сваренные в сахаре батат и картошка, гороховое пюре с подливкой.

Первым докладывал Бовуар, время от времени вгрызаясь в сэндвич с тонко нарезанными ломтиками ветчины, поджаренными, видимо, в кленовой подливке с медово-горчичной приправой, и в свежий круассан с состаренными кусочками чеддера.


Ой, какие там обеды, какие чаепития... свежий, теплый багет с хрустящей корочкой - это уж общее место, там он везде. В общем, если вы хотите похудеть, ни в коем случае не читайте Луизу Пенни. Если вы хотите почитать хорошую книгу, то наоборот, читайте Луизу Пенни :)
молоко

(no subject)

Осенним вечером в гостинице, вдвоём,
На грубых простынях привычно засыпая...
Мечтатель, где твой мир? Скиталец, где твой дом?
Не поздно ли искать искусственного рая?

Осенний крупный дождь стучится у окна,
Обои движутся под неподвижным взглядом.
Кто эта женщина? Зачем молчит она?
Зачем лежит она с тобою рядом?

Безлунным вечером, Бог знает где, вдвоём,
В удушии духов, над облаками дыма...
О том, что мы умрём. О том, что мы живём.
О том, как страшно всё. И как непоправимо.

⠀Георгий Адамович