my_sea (mysea) wrote,
my_sea
mysea

Category:

Мария-Антуанетта. ч.3. Консьержери и суд.

Вот и достигнута последняя ступень, близок конец пути. Создана такая
напряженность противоположностей, которую в состоянии измыслить только
судьба. Та, которая родилась в императорском замке, которая владела
королевскими дворцами с сотнями комнат, живет в тесной, зарешеченной,
полуподвальной, сырой и темной камере. Та, которая любила роскошь, привыкла
видеть вокруг себя бесчисленное множество предметов искусства, обладала
драгоценностями, не имеет даже шкафа, зеркала, кресла, только совершенно
необходимое есть в этой камере - стол, скамья, железная кровать. Та, которая
держала возле себя целую свиту бесполезных, ненужных прислуживающих лиц,
придворных дам, камеристок для дневной службы, камеристок для ночных
дежурств, чтеца, врача, хирурга, секретаря, лакеев, парикмахера, поваров и
пажей, теперь сама расчесывает свои поседевшие волосы. Если раньше для нее
ежегодно шилось триста новых платьев, то сейчас, полуослепшая, она сама
штопает подол расползающегося тюремного халата. Сильная и здоровая несколько
лет назад, сейчас она - усталая и изможденная. Бывшая некогда красивой и
желанной, она увяла, превратилась в старуху. С такой радостью проводившая
раньше время с полудня до глубокой ночи в шумном обществе, теперь, одна всю
бессонную ночь, ждет она, когда забрезжит рассвет за зарешеченным окном.
Чем ближе к осени, тем больше мрачная камера становится похожей на
склеп, ведь сумерки наступают в ней все раньше и раньше, а в соответствии с
установленным суровым режимом Марии Антуанетте запрещено зажигать свет.
Только из коридора через верхнее оконце в полную темноту камеры милосердно
падает слабый свет масляной лампы. Чувствуется наступление осени, холодом
несет от каменного, ничем не покрытого пола, сквозь стены сырость проникает
в камеру от Сены, протекающей вблизи Консьержери; стол, скамья влажны,
пахнет гнилью и плесенью; все сильнее и сильнее чувствуется тлетворный запах
смерти. Белье расползается, платья ветшают, грызущей ревматической болью
вглубь, до мозга костей, проникает влажный холод. Все изможденнее становится
эта замерзающая женщина, та, которая - ей кажется, тысячу лет назад - была
некогда королевой этой страны, самой жизнерадостной женщиной Франции, все
холоднее становится тишина, все более пустым время вокруг нее. Теперь ее не
испугает близость смерти, ее, заживо похороненную в камере-гробу.
С. Цвейг

Камера королевы в Консьержери.


Альбом: антуанетта


Картинки кликабельны.











12 октября в большом зале заседаний - первый допрос Марии Антуанетты.
Напротив нее сидят Фукье-Тенвиль, Эрман, председатель Трибунала, несколько
писцов, с ее же стороны - никого. Ни защитника, ни секретаря, только
жандарм, стерегущий ее.
Но за многие недели одиночества Мария Антуанетта собрала все свои силы.
Опасность научила ее сосредоточиваться, хорошо говорить и еще лучше молчать:
каждый ее ответ точен, меток и одновременно осторожен и умен. Ни на
мгновение не теряет она спокойствия; даже самые глупые или самые коварные
вопросы не выводят ее из равновесия. Теперь, в последние, самые последние
минуты, Мария Антуанетта поняла всю ответственность своего звания, она
знает: здесь, в этой полутемной комнате, где ее подвергают допросу, она
должна стать королевой, которой по-настоящему не была в роскошных залах
Версаля. Не маленькому незначительному адвокату, бежавшему в революцию от
голода, полагающему, что он играет роль обвинителя, отвечает она здесь и не
этим вырядившимся в судейские одежды нижним чинам полиции и писцам, а лишь
единственно настоящему, истинному судье - Истории.

Семьдесят дней, проведенных Марией Антуанеттой в Консьержери,превратили ее в старую, больную женщину. Горят покрасневшие, совсем отвыкшиеот дневного света, воспаленные от слез глаза, губы поразительно бледны из-забольшой потери крови (несколько последних недель она страдает от непрерывныхкровотечений). Все чаще и чаще врачу приходится прописывать ей средство,укрепляющее сердце, постоянно испытывает она усталость.
Но сегодня, оназнает это, исторический день, сегодня она не имеет права быть усталой, никтов зале суда не должен получить повод высмеивать слабость королевы, слабостьдочери императрицы Марии Терезии. Еще раз надо собрать энергию в истощенномтеле, в давно уже обесиленных чувствах, а затем, затем - отдых надолго,навсегда. Только два дела осталось выполнить Марии Антуанетте на земле:мужественно защищаться и мужественно умереть.






Муж её казнен, дети от неё оторваны, она даже не знает, что с ними. Только иногда тюремщик позволяет ей подойти к окошку и посмотреть на гуляющего во дворе тюрьмы дофина. И бедная королева видит - лишь кусочек светлой головки,больше из её камеры увидеть невозможно, иногда слышит обрывки слов, произнесенных голосом сына. А что с дочерью? Она верит, что Бог сохранит её детей. Всевидящее Око
Tags: Франция, женщина, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments