my_sea (mysea) wrote,
my_sea
mysea

Category:

Бенкендорф и Волконский

Если кто-то думает, что как бы лермонтовское стихотворение "Прощай, немытая Россия..." написано о народе, то он ошибается. Помните, там есть такие строки
"и вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ"
Насчет народа не скажу, а вот семья декабриста Волконского была искренне предана самому главному из "мундиров голубых"- Александру Христофоровичу Бенкендорфу.



Сам Александр Христофорович был, в некотором роде, последователем Сергея Григорьевича, ведь 3-е отделение было создано, во многом, "по мотивам" проекта князя Волконского . Кстати, сама идея вполне себе заграничная:" Бенкендорф тогда воротился из Парижа при посольстве и, как человек мыслящий и впечатлительный, увидел, какие услуги оказывает жандармерия во Франции.- пишет Волконский,- Он полагал, что на честных началах, при избрании лиц честных, смышленых, введение этой отрасли соглядатайства может быть полезно и царю, и Отечеству; приготовил проект о составлении этого управления, пригласил нас, многих его товарищей, вступить в эту когорту, как он называл добромыслящих, и меня в их числе. Проект был представлен, но не утвержден."

Кто бы мог тогда подумать, что сын Сергея Григорьевича, о разрешении которому поступить в гимназию, М.Н.Волконская писала Бенкендорфу из Иркутска, через шесть лет после окончания курса, в Женеве, женится на внучке того же Бенкендорфа?


Е.Г. и М.С. Волконские. Фотография Дисдери. Париж. 1860

Думаете, Волконский гневался и топотал ногами? Отнюдь. Он искренне любил голубые мундиры:" как изгнанник, я должен сказать, что во все время моей ссылки голубой мундир не был для нас лицами преследователей, а людьми, охраняющими и нас, и всех от преследований"."

Когда Сергей Григорьевича пригласили в имение Бенкендорфов Фалле, в ответ он написал: «В Фалле мне еще другое утешение — поклониться могиле Александра Христофоровича Бенкендорфа — товарищу служебному, другу и не только светскому — но не изменившемуся в чувствах — когда я сидел под запором и подвержен был Верховному Уголовному Суду». В архиве Волконских хранится черновик духовного завещания С.Г.Волконского, составленного в Петропавловской крепости 9 мая 1826 года и отданного «для сохранения» генерал-адъютанту А.Х.Бенкендорфу.

Вообще, в Сибири Сергей Григорьевич стал натуральным предтечей своего родственника Льва Николаевича Толстого. Во всяком случае, "опростился" он раньше Льва Николаевича


С.Г.Волконский. Фотография И.Г.Ностица. Ницца. 3 мая 1864 года.

"Старик Волконский - ему уже тогда было около 60 лет - слыл в Иркутске большим оригиналом. Попав в Сибирь, он как-то резко порвал связь с своим блестящим и знатным прошедшим, преобразился в хлопотливого и практического хозяина и именно опростился, как это принято называть нынче. С товарищами своими он хотя и был дружен, но в их кругу бывал редко, а больше водил дружбу с крестьянами; летом пропадал по целым дням на работах в поле, а зимой любимым его времяпровождением в городе было посещение базара, где он встречал много приятелей среди подгородних крестьян и любил с ними потолковать по душе о их нуждах и ходе хозяйства. Знавшие его горожане немало шокировались, когда, проходя в воскресенье от обедни по базару, видели, как князь, примостившись на облучке мужицкой телеги с наваленными хлебными мешками, ведет живой разговор с обступившими его мужиками, завтракая тут же вместе с ними краюхой серой пшеничной булки. Когда семья переселилась в город и заняла большой двухэтажный дом, в котором впоследствии помещались всегда губернаторы, то старый князь, тяготея больше к деревне, проживал постоянно в Урике и только время от времени наезжал к семейству, но и тут - до того барская роскошь дома не гармонировала с его вкусами и наклонностями - он не останавливался в самом доме, а отвел для себя комнатку где-то на дворе - и это его собственное помещение смахивало скорее на кладовую, потому что в нем в большом беспорядке валялись разная рухлядь и всякие принадлежности сельского хозяйства; особенной чистотой оно тоже похвалиться не могло, потому что в гостях у князя опять-таки чаще всего бывали мужички, и полы постоянно носили следы грязных сапогов. В салоне жены Волконский нередко появлялся запачканный дегтем или с клочками сена на платье и в своей окладистой бороде, надушенный ароматами скотного двора или тому подобными несалонными запахами. Вообще в обществе он представлял оригинальное явление, хотя был очень образован, говорил по-французски, как француз, сильно грассируя, был очень добр и с нами, детьми, всегда мил и ласков; в городе носился слух, что он был очень скуп".
Белоголовый Н.А. Из воспоминаний сибиряка о декабристах. В кн.: Русские мемуары. Избранные страницы. М., 1990.

У Сергея Волконского сегодня день рождения , кстати
Tags: декабристы
Subscribe
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments