?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Книгу с таким названием я сейчас читаю. Она состоит из небольшого авторского текста и дневников коллаборантки Лидии Осиповой. Ой, эти дневники - презабавное чтение, скажу я вам.



Начнем с того, что, судя по ним, автор немцев держала в ежовых рукавицах, спуску не давала, чуть что - как наорет на них интеллигентно, те в ужасе на всё соглашаются и делают автору разное хорошее. Неудивительно, ведь дневники были переработаны автором после войны, чтобы подчеркнуть, что и она, на самом деле, против фашистов боролась. По мере сил

Вообще, если вы не в курсе, все житель СССР с такой надеждой, с такой радостью трепетных ожиданий ждали прихода фашистов, что непоняно, кто воевал. Хотя..автор объясняет: некоторые записывались добровольцами, но это потому, что семьи добровольцев очень хорошо обеспечивались. А на самом деле, воевать никто не собирался.

Сегодня сообщили по радио о нападении немцев на нас. Война, повидимому, началась и война настоящая. Неужели приближается наше освобождение? Каковы бы ни были немцы — хуже не будет. Да и что нам до немцев. Жить-то будем без них. У всех такое самочувствие, что вот, наконец, пришло то, чего мы все так долго ждали и на что не смели даже надеяться, но в глубине сознания все же крепко надеялись. Да и, не будь этой надежды, жить было бы невозможно и нечем. А что победят немцы — сомнений нет. Прости меня, Господи! Я не враг своему народу, своей родине. Не выродок. Но нужно смотреть прямо правде в глаза: мы все, вся Россия, страстно желаем победы врагу, какой бы он там ни был

Немцы, подлецы, не оправдали ожиданий :( То есть, большевиков и жидов они, конечно, изгнали, но сами оказались некультурными хапугами и мародерами ( про повешения и убийства упоминается вскользь, это даму не интересует, у неё насыщенная духовная жизнь).



Немцы нами, населением совершенно не интересуются, если не считать вдохновений комендантов, которые меняются чуть ли не еженедельно, да еще мелкого грабежа солдат, которые заскакивают в квартиры и хватают, что попало. То котел для варки белья утянут, то керосиновую лампу, то какую-либо шерстяную тряпку. Усиленно покупают за табак и хлеб золото и меха. За меховое пальто платят две буханки хлеба или пачку табаку. Но платят. Жадны и падки они на барахло, особенно на шерстяное, до смешного. Вот тебе и богатая Европа. Даже не верится. А пишут всякие гадости про красноармейцев, которые набрасывались в Финляндии на хлам. Так то же советские, которые и в самом деле нищие. И хлам финский совсем не то, что наш. Вот тебе и покорители всей Европы! Чудно!



Между прочим, есть вещи, творимые этими самыми европейцами, которых русское население им никак не прощает и особенно мужики. Например: немцам ничего не стоит во время еды, сидя за столом, [испортить] напортить воздух. Об этом нам рассказывал со страшным возмущением один крестьянин. Он просто слов не находил, чтобы выразить свое презрение и негодование. И это естественно. Русский мужик привык к тому, что еда — акт почти ритуальный. За столом должно быть полное благообразие. В старых крестьянских семьях даже смеяться за едой считается грехом. А тут такое безобразное поведение. И еще то, что немцы не стесняются отправлять свои естественные надобности при женщинах. Как ни изуродованы русские люди советской властью, они пронесли сквозь всё страстную тягу к благообразию. И то, что немцы так гнусно ведут себя, причиняет русскому народу еще одну жестокую травму. Он не может поверить, что народ-безобразник может быть народом-освободителем. У нас привыкли думать, что если большевики кого-то ругают, то тут-то и есть источник всяческого добра и правды. А выходит что-то не то. Эта самая Европа поворачивается к нам не тем боком. Среди военнопленных уже ходит частушка: «Распрекрасная Европа, Морды нету, одна ... »

Немцы тоже страшные барахольщики. Вот это уж совершенно непонятно. Ведь богачи по сравнению с нами. Один наш знакомый, молодой фельдфебель, прибежал к нам под огнем артиллерии через весь город, чтобы мы подписали ему счет, а котором сказано, что мы продали ему какие-то трикотажные детские вещи, которые он украл на городской фабричонке. Бумажное всё и очень низкого качества. И вещей-то этих было, даже по нашему советскому исчислению, на 5 или 6 рублей. Качество этих вещей таково, что не всякая советская хозяйка купила бы их в мирное время. А он это тряпье посылает домой в Германию. Вот те и Европа!




И все же, несмотря на нашу нищету, нас поражает низкое качество материала, в который одета немецкая армия. Холодные шинелишки, бумажное белье. Здесь они охотятся за кожухами и валенками. Снимают их с населения прямо на улице. Совершенно удивительно, что мы ухитрились продать наш кожух вовремя. Вообще наше представление о богатстве Европы, при столкновении с немцами, получило очень большие поправки. По сравнению с Советским Союзом они богаты, а если вспомнить царскую Россию — бедны и убоги. Говорят, это потому что ... война. Но обмундирование-то они готовили до войны. И потом, они же покорили почти всю Европу. И уж, конечно, они не стеснялись с Европой так же, как не стеснялись с нами... Вероятно, и вся Европа такая же. Как-то скучно становится жить, как подумаешь обо всем этом вплотную.

Вообще, немцы охотились за шерстяными вещами, потому что в Германии натуральная шерсть была чрезвычайно дорога, и автор не преминула заметить, что в СССР шерсти было много, но это плохо, потому что натуральное было в СССР от нищеты: не могли совки ни разработать технологию производства искусственного материала, ни завод построить, вот и ходили люди, как лохи, в натуральной шерсти.

Совсем дивный эпизод

Живем в том самом гетто, из которого только недавно вывезли евреев. И это несколько омрачает наше существование. Квартира, несомненно, еврейская. На притолках имеются списки Торы. Мебель мы бы должны были также получить еврейскую, но Коля, который сам ходил на склад, вышел из положения тем, что взял всю мебель из госпиталя. Кровати, столы, шкафы. Так что наша квартира носит несколько странный характер. Но зато чистая и вся белая. Квартира из трех комнат и кухни. Кухонька маленькая и очень уютная. Вот только очень плохо с одеждой. Ходим такими оборванцами, что даже в нашем форштадте привлекаем к себе внимание. Но нам предлагают одежду после евреев, и мы никак не можем себя преодолеть и пойти за ней. Ждем все ордеров на новое. Едва ли дождемся. Все окружающие ругают нас за наше «чистоплюйство». Но невозможно себе представить носить то, на чем есть еще, может быть, следы крови.

Носить одежду убитых нельзя, а жить в квартирах убитых можно. А теперь о том, как отлично компануются убийства и разговоры демократии. Автор беседуют с девушкой из НТС

Мы с нею очень много говорили на всякие самые волнующие темы. И, конечно, больше всего о большевиках и о борьбе с ними. С немцами, конечно, все уже кончено. А говорили мы под аккомпанемент выстрелов на еврейском кладбище. Мы решили, что это немцы пристреливают оставшихся еще в живых евреев. Совершенно невозможно передать наше состояние от такого предположения. Я старалась всеми силами не упустить нервов, чтобы и моя собеседница их не упустила. И, вероятно, я никогда не буду уже в состоянии так говорить о демократии, о гуманизме, о непременном торжестве добра, как говорила тогда. И я видела, что она уехала на работу с глазами, не такими безнадежными, какие у нее были, когда началось дьявольское действо на кладбище

Но все эти несовершенства никак не мешают даме верно служить новому порядку, уперто считая, что стоит немцам победить клятых большевиков, как тевтонцы тут же вручат русским коллаборантам бразды правления и уберутся в свой фатерлянд, увозя реквизированное имущество. Просто любопытно, как это ей представлялось?

Дама интересная. Читаешь её дневник и понимаешь, что в этом мире есть только 2 умных, образованных и порядочных, во всех отношених, человека: она сама и её муж. Остальные быдло, шваль, мерзавцы, подонки,мародеры, бездуховные воры и хамы. Включая немцев. Немного лучше испанцы: тоже тупые, зато вежливые и эмоциональные.

Испанцы разрушили все наши представления о них как о народе гордом, красивом, благородном и пр. Никаких опер. Маленькие, вертлявые, как обезьяны, грязные и воровливые, как цыгане. Но очень добродушны. Все немецкие кралечки немедленно перекинулись от немцев к испанцам. И испанцы тоже проявляют большую нежность и привязанность к русским девушкам. Между ними и немцами ненависть, которая теперь еще подогревается соперничеством у женщин.

Кстати, интересно, что между немцами и испанцами царила глубокая, остевенелая ненависть. Испанцы регулярно били немцев, а иногда и резали по ночам. Эх, союзнички.



Немцы и испанцы сходятся только в одном — в своей неистовой ненависти друг к другу. Думаю, что в случае, скажем, переворота испанцы с удовольствием пошли бы вместе с нами бить немцев... Если у немцев все союзники такие, то ихнее дело крышка...

Мне-то это интересно читать еще и потому, что дело происходит в родных мне местах: а Пушкине и Павловске.

Поиск по блогу
Яндекс
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 14 comments — Leave a comment )
aisulu
Nov. 22nd, 2017 06:29 pm (UTC)
Какая мерзость
mysea
Nov. 22nd, 2017 06:47 pm (UTC)
Да, читать противно. Вдвойне противно из-за некой интелигентщины, транслируемой этой дамой.
aspirin_for_all
Nov. 22nd, 2017 06:40 pm (UTC)
""Но все эти несовершенства никак не мешают даме верно служить новому порядку, уперто считая, что стоит немцам победить клятых большевиков, как тевтонцы тут же вручат русским коллаборантам бразды правления и уберутся в свой фатерлянд, увозя реквизированное имущество. Просто любопытно, как это ей представлялось?""


А как такое удаётся нашему местному дурачку фон хофману. Ему хоть ссы в глаза ....
von_hoffmann
Nov. 22nd, 2017 07:08 pm (UTC)
Это не только у неё; справедливости ради нужно отметить, что это наблюдение встречается в мемуарной литературе сплошь и рядом. Нпр., "Бабий яр" Кузнецова:
...Мать истерически плакала по ночам. Бабка утешала:
– Да ничого, ничого, Маруся, проживем и при немцах.
– Что я буду делать при немцах? – говорила мать. – Учить детей славить Гитлера? То учила славить Сталина – то Гитлера?
– Про Сталина забудь, дурная! – весело сказал дед. – И ныне, и присно, и во веки веков. Будет хороший царь.
...
– Очень хорошо, – сказал он. – Немцы знают, что делают. Вот послушай: когда я был молодой и работал у немецких колонистов, я уже тогда понял, что немцы – это хозяева. Они работу любят, а ленивых ненавидят: что ты заработал, то и получай. А воровства у них нет: уходят из дому, дверь палочкой подопрут – и никаких замков. А если, случись, поймают вора – так уж бьют его, бьют, пока не убьют. Вот теперь ты сам посмотришь, какая будет справедливая жизнь. Рай на земле!
– Ничего не будет, – сказала мама как-то странно. – И большевики еще вернутся.
Мы не стали с ней спорить, потому что знали, о чем она думает, только не говорит: что, может, вернется когда-нибудь отец, которого она любит и будет любить до самой смерти.
– Ах, ты счастливый, – сказал дед. – К нам с бабкой вот только на старости пришла новая жизнь. Маруся ничего не понимает. А ты счастливый, ты молодой, ты еще так поживешь!
Я подумал: вот черт возьми! Я ведь в самом деле молодой, и сразу так повезло: вот пришли хозяева-немцы, даже воров и замков не будет. И от предчувствия грядущего счастья стало мне тревожно и удивительно.
– Ладно, шут с ним, пускай хоть Петлюра, хоть черт, хоть дьявол с рогами висит у них иконой, – с внезапной ненавистью сказал дед, – лишь бы не тот Сталинюга, сапожник проклятый, грузин недорезанный, убийца усатый с его босячней! Боже, Боже, такую страну довести до разорения. За несчастным ситцем тысячи душатся в очередях, да я при царе последний батрак был, а этого ситцу мог штуками покупать.
– Що старэ, що малэ… – вздохнула бабка у печи. – Много ты его напокупал?
– Мог! Мог купить. Потому что он был. Все было! Я батрак, а ты прачка – а мы, себе дом построили. Попробуй сейчас построй. Раньше, бывало, один муж в семье работает, семья семь душ, он один кормит всех. А при этих большевиках и муж работает, и жена работает, и дети работают, и все равно не хватает. Это для того царя скинули?
– При царе было плохо! – воскликнул я.
– Да, вас теперь так в школах учат. А ты видел?
mysea
Nov. 23rd, 2017 09:29 am (UTC)
Сабина Шпильрейн с дочерьми ( еврейки, конечно) не стали эвакуироваться , потому что были уверены, что большевики всё врут, когда говорят, что немцы убивают евреев. Сабина же всю молодость жила в Европе, как ей казалось, прекрасно знала немцев как высококультурный народ. Естественно все они закончили жизнь в расстрельном рву
von_hoffmann
Nov. 23rd, 2017 07:39 pm (UTC)
А советской пропаганде к 1941 году не верил уже никто. Как в анекдоте про мальчика, что любил в шутку кричать: "Волки, волки!"... Воистину, "солги единожды..."
mysea
Nov. 23rd, 2017 07:55 pm (UTC)
Тут уж сами виноваты
von_hoffmann
Nov. 23rd, 2017 07:59 pm (UTC)
Вы знаете, а я считаю что в случае неверия лживой пропаганде виноват всегда тот, кто лгал. Нет, разве?
mysea
Nov. 23rd, 2017 08:04 pm (UTC)
То есть, убили не пули немцев, а пропаганда? Немцы совсем невиноватые?
von_hoffmann
Nov. 23rd, 2017 08:06 pm (UTC)
А вот это уже называется "передёргивание". От Вас подобного грязного приёма в дискуссии не ожидал...
mysea
Nov. 23rd, 2017 09:01 pm (UTC)
Я Вас просто спросила :) Почему такая болезненная реакция?
von_hoffmann
Nov. 23rd, 2017 09:04 pm (UTC)
Почему "болезненная"? Нормальная реакция на передёргивание твоих слов. :)
mysea
Nov. 23rd, 2017 09:13 pm (UTC)
Прочтите свои слова о вине и мой вопрос. Я, практически, ваши слова и повторила
von_hoffmann
Nov. 23rd, 2017 09:18 pm (UTC)
Вы знаете, а я считаю что в случае неверия лживой пропаганде виноват всегда тот, кто лгал. Нет, разве?
Эти? А в чём я неправ? Спроси любого человека "с улицы" он то же самое скажет. Безотносительно к какой пропаганде.
( 14 comments — Leave a comment )

Profile

молоко
mysea
my_sea

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com