my_sea (mysea) wrote,
my_sea
mysea

Несчастные жертвы дома Романовых



Сейчас не хочу писать о несчастной Браундшвейгской фамилии в России. Просто хочу заметить, что если речь идет о власти, никто никого никогда не жалеет. Не будет говорить о трагической, страшной жизнь бывшего императора-младенца Иоанна Антоновича. Сердце кровью обливается, читаешь о запертых в маленьком доме, в далекой ссылке, в нищете, практически, семействе свергнутой правительницы Анны Леопольдовны.

Уже и Иоанна Антоновича убили в крепости, и императрица Елизавета умерла, а Екатерина II все держала многочисленную семью Браундшвейнских под строгим арестом: жили мужчины в одной комнате, женщины в другой, со двора не выходили, за высокий забор не заглядывали

Посланный с инспекцией к заключенным наместник Мельгунов писал императрице Екатерине II о принцессе Екатерине Антоновне, что, несмотря на ее глухоту, «из обхождения ее видно, что она робка, стеснительна, вежлива и стыдлива, нрава тихого и веселого. Увидев, что другие в разговоре смеются, хотя и не знает тому причины, смеется вместе с ними… Как братья, так и сестры живут между собой в дружбе и притом беззлобны и гуманны. Летом работают в саду, ходят за курами и утками, кормят их, а зимой бегают наперегонки по пруду, катаются на лошадях, читают церковные книги и играют в шахматы и карты. Девицы, сверх того, занимаются иногда шитьем белья».

Быт их был скромен и непритязателен, как и их просьбы. Главой семьи была Елизавета Антоновна, полноватая и живая девица, обстоятельная и разговорчивая. Она рассказала Мельгунову, что «отец и мы, когда были еще очень молоды, просили дать свободу, когда же отец наш ослеп, а мы вышли из молодых лет, то просили разрешения кататься по улице, но ни на что ответа не получили». Говорила она и о несбывшемся желании «жить в большом свете», научиться светскому обращению. «Но в нынешнем положении, — продолжала Елизавета Антоновна, — не останется нам ничего больше желать, как только того, чтобы жить здесь в уединении. Мы всем довольны, мы здесь родились, привыкли к здешнему месту и состарились».

Принцесса Елизавета Антоновна , кроткая и тихая, та самая малышка, которую гвардейцы уронили во время переворота - Елизавета из-за этого оглохла - молит свою тюремщицу царицу Екатерину II

«Просим исходатайствовать у Ее величества милость, чтобы нам было позволено выезжать из дома на луга для прогулки, мы слышали, что там есть цветы, каких в нашем саду нет, чтобы пускали к нам дружить жен офицеров — так скучно без общества». И последняя просьба: «Нам присылают из Петербурга корсеты, чепчики и токи, но мы их не употребляем из-за того, что ни мы, ни служанки наши не знаем, как их надевать и носить. Сделайте милость, пришлите такого человека, который умел бы наряжать нас».

В конце разговора с Мельгуновым Елизавета сказала, что если выполнят эти просьбы, то они будут всем довольны и ни о чем просить не будут, «ничего больше не желаем и рады остаться в таком положении навсегда».


Tags: монархия
Subscribe
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments