my_sea (mysea) wrote,
my_sea
mysea

Category:
Железо в жилах уже не то,
и волос на руке не колюч,
а сердцу осталось ударов сто,
и сердце запрут на ключ.

Ему принесли винтовку – ту,
что теперь возьмет его сын,
и за приступом взятую высоту
золотые, с гербом, часы.

Он открыл затвор – напрасный труд,
все патроны ушли в расход,
И часы стоят, часы не идут,
им пыль переела ход.

И упала рука, с одеяла взяла
славный лист, что положат в гроб.
На листе вверху – Гельсингфорс-скала,
песий зуб внизу – Перекоп.

Лучше б яма волчья, шалый шлях,
круторебрый уральский лом.
Ему ль, точившему коготь в полях,
умирать в углу за стеклом.

Из-за Рейна руки кричат ему,
был Мюнхена лебедь ал.
На востоке с красным серпом чалму
качает каспийский вал.

Но слышит ухо, насторожась,
что стук уже тут как тут –
четыре лопаты враз, торопясь,
на Марсовом землю скребут.

Николай Тихонов. Смерть бойца. 1922.
Tags: стихи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments