my_sea (mysea) wrote,
my_sea
mysea

Categories:

Вся клюква М.К.Смита. "Парк Горького". ч.1

Оригинал взят у voencomuezd в Вся клюква М.К.Смита. "Парк Горького".
В связи с легендарным поносопрокатом "Малыша 44" решил я рассказать о куда более серьезном и квалифицированном предшественнике Тома Смита - его тезке, Мартине Крузе Смите, известном американском детективщике, который "открыл" на Западе русскую тему, еще в 1977 году опубликовав книгу об убийстве в Москве. Главным героем был следователь Ренько и впоследствии книга разрослась во франшизу из 6 частей.

Почти все книги об Аркадии Ренько строятся по одному шаблону. Холодная зимняя Moskva. Ренько прибывает на место преступления, на котором находится изуродованный и изрезанный труп. Какое страшное самоубийство! - глубокомысленно замечает начальство и начинает деловито затаптывать улики. Ренько нудит, что "все не так однозначно", на что прокурор с типичным русским именем типа Иван Зопин или Лев Жданов называет его дураком и увольняет, что не мешает Ренько оставаться на службе и тайно вести дело - поскольку других хобби у него просто нету. По ходу действия Ренько разъезжает на раздолбанной тачке типа Жигуля с гнилой крышей, болтает с напарником и регулярно встречается со всякими колоритными персонажами типа бандитов, партийцев, балерин, евреев и т.д. Как минимум один такой персонаж обязательно будет жёсткой целеустремленной женщиной, чьей твердости и фанатизму позавидует Че Гевара. Во время встреч Ренько болтает с ними о загадочной русской душе, а те отвечают ему, что никогда еще не видели такого приставучего и дотошного следователя. Хотя бы один раз за время действия упоминается Сталин, Ленин или Дзержинский. Следствие неизбежно приводит Аркадия во множество живописных и красивых мест типа люберецких подвалов, нью-йорских трущоб, кубинских пустырей, немецких борделей и т.д., в которых он натыкается на улики, трупы предыдущих персонажей и штампы из американских детективов. Благодаря всему этому Ренько и распутывает сложнейшую линию преступления, которая представляет собой волшебный клубочек, намотанный на всех встреченных персонажей. В промежутках между занятием следствием Ренько пьет водку, читает Мандельштама, ненавидит своего отца - советского генерала, садиста-милитариста, сосланного на Урал за геноцид бандеровцев - а в основном тупо пялится в пустоту, жестоко страдает от неприспособленности к жизни и занимается размышлениями о суициде. Кроме отца, у него есть любимая женщина, любовь всей жизни (в каждой книге новая), а в поздних романах - приемный сын Женя, который разговаривает с Ренько не чаще, чем со стенкой. В итоге больше всего о Ренько заботятся преступники, которые, чтобы он не очень скучал, каждые сорок страниц пытаются его убить. Однако Ренько всегда спасается благодаря чистой случайности, поэтому, за редким исключением, даже не получает особых царапин. В финале всегда оказывается, что обычное кровавое убийство обязательно связано с каким-то грандиозным и откровенно комиксовым преступлением типа контрабанды забытых произведений Малевича, политическим заговором или подрывом монополии пушного зверька, а самый главный злодей - это тот, кто вежливее всех говорил с Ренько. Ренько в жестокой схватке убивает преступника, никогда не доводя дело до суда, уничтожает улики, чтоб не подставлять случайных людей, и возвращается домой в зимнюю Москву меланхолировать дальше и пить водку. Начальство же, уволившее его, принимает следователя обратно на работу, чтобы уволить в следующей части.

Забавно, что книги, несмотря на клюквищу и бульварный привкус, все же читаются действительно интересно и с неослабевающим вниманием. Тем более что из всех зарубежных детективов о России Мартин Круз Смит, очевидно, лучший - он честно пытается, насколько может, показать Россию адекватно. Все же у автора не отнять определенного литературного дарования и умения создать атмосферность происходящего, а также интересный сюжет с интригой. В общем, по литературному качеству это вполне добротные детективы, которые куда выше какого-нибудь Эдуарда Тополя.

Ну, а теперь собственно о клюкве - раскрою некоторые линии. Предупреждаю, что не буду пересказывать содержание каждой книги, но спойлеры в таком деле, как вы понимаете, неизбежны. Учтите, это первый разбор его ляпов в сети. К сожалению, из-за объема пришлось вырезать много жирных цитат, так что ищите их в оригинале.

"Парк Горького"

Завязка состоит в том, что в 1980 году в заснеженном парке Горького находят несколько трупов с отрубленными пальцами и изуродованными лицами - чтобы нельзя было их опознать. Они там совершенно спокойно пролежали всю зиму. Приезжают "будто выкроенные по одному шаблону неуклюже туповатые на вид милиционеры в овчинных полушубках" (с). Следователь МУРа Ренько начинает расследовать дело, пока не попадает к главгаду за границу.
Итак, краткий список найденной клюквы.

1. В этой книге (как и в последующих) неоднократно заявляется, что "в Советской России нет убийств". Нет, не как в "Номер 44", - в СССР, по мнению автора, преступность являлась исключительно бытовой и тяжелые преступления почти отсутствуют. Сам Ренько, хотя и служит в отделе убийств МУРа, неоднократно повторяет, что самое тяжелое преступление, которое ему обычно попадалось - это убийство в пьяной драке. Клюква, конечно, но простим - статистику преступлений даже советские эмигранты вряд ли знали, а "Следствие вели..." с Леонидом Каневским тогда еще не было.

Он специализировался по убийствам в стране, где почти отсутствовала организованная преступность и способность к тонкой работе. Короче говоря, преступники, которыми он занимался, были пьяницы: надерется и ухнет топором по голове сожительницу, да еще для верности раз десять. Пить они умеют куда сноровистее, чем убивать. Его опыт доказывал, что нет ничего опаснее, чем быть женой или приятелем пьяницы, — и это в стране, где каждую минуту пьян бывает каждый второй!

...Участковому милиционеру полагалось официально докладывать только об определенном числе преступлений; иначе он поставил бы своих коллег с других участков в нелепое положение — им пришлось бы докладывать об отсутствии преступлений вообще. (Все признавали, что хоть какая-то преступность должна быть.)

2. Майор КГБ в книге носит фамилию "Приблуда". Очень удачная находка.

3. Первым делом приехавший на Волге Приблуда важно заявляет, что должен осмотреть трупы, ковыряется у них в лицах, топчет место преступления, зачем-то снимает трупы на иностранный фотоаппарат, проявляющий снимки, а потом, сказав: "Не вижу оснований полагать, что это как-то касается безопасности государства", важно уезжает. Типичная ситуация в СССР. Дело в том, что любым преступлением в СССР, по мнению автора, занимается КГБ, если в нем есть хотя бы намек на иностранный след.

4. Помощника следователя, который стучит в КГБ, зовут Фет. Хорошо еще, не Тютчев.

5. "Он сел в красно-бурую милицейскую машину Фета (в другом переводе - "желто-красную") и выехал на Крымский мост" - это вообще о чем?

6. В Москве все еще существует должность "комиссара милиции", упраздненная в 1973 году. Комиссар ходит "в отделанном золотыми галунами сером генеральском мундире с орденскими колодками во всю грудь".

7. Ин Совьет Раша евреи до сих пор страдают от родимых пятен сталинизма!

Левин сел в машину к Аркадию. Когда-то он был виднейшим московским хирургом — пока Сталин не смел врачей-евреев, как сухие листья.

8. Типичнейший диалог следователей в СССР:

— А зря ты так с Чучиным, — сказал он.
— С такой свиньей иначе нельзя, — отрезал Аркадий. — Ты лучше, дядя Сева, скажи мне, что за человек красит рыжие волосы и ходит в пиджаке с фальшивым фирменным лейблом?
— М-да, плохо твое дело. Похоже на музыкантов или хулиганов. Панк-рок. Джаз. Что-то вроде этого. От такого откровенности не дождешься.


9. Ин Совьет Раша генпрокурор с подходящей фамилией "Ямской" осуществляет надзор даже за госорганами!

Он мог при желании сам возбуждать иски, давал заключения о законности постановлений местных органов власти и в то же время выносил решения по искам и встречным искам на миллионы рублей, когда, скажем, один завод поставлял другому гайки вместо болтов.

10. На двадцатой же странице упоминаются жертвы послевоенных репрессий, которые остались в Москве после реабилитации - без этого, конечно, сюжет обойтись не мог.

11. Ин Совьет Раша сажают даже детей!

Вооруженное нападение. (Ничего себе — нападение!) Мальчишка с деревянным пистолетом отбирает у пьяного два рубля. Приговор: пять лет.

12. А хотите еще подробностей о тактике кррррррававай гэбни?

Полтора месяца назад на берегу Клязьмы в двухстах километрах к востоку от Москвы близ села Боголюбово были обнаружены два трупа. Ближайшим городом был Владимир, но никто из владимирской прокуратуры не взялся за расследование — все «заболели». Генеральный прокурор поручил следствие старшему прокурору по делам об убийствах из Москвы.
Стояли холода. Погибшие — двое молодых людей. Мертвенно-белые лица, припушенные инеем ресницы, плотно сжатые кулаки на заиндевевшей земле, перекошенные рты. Пальто и грудные клетки разрезаны, в страшных ранах почти не было крови. Проведенное Левиным вскрытие показало, что убийца вынимал пули, которые и были причиной смерти. Кроме того, Левин обнаружил на зубах убитых следы резины и красной краски, а в крови — аминат натрия <Сильный транквилизатор.>. Аркадию стала понятной деликатная болезнь, поразившая местных следователей. В стороне от села Боголюбобо, не отмеченный на картах, но вмещающий больше обитателей, чем само село, находился Владимирский изолятор — тюрьма для политических заключенных, чьи идеи были слишком заразны, чтобы содержать их в обычных лагерях. Аминат натрия применялся в изоляторе, чтобы успокаивать эти опасные души.
...
Должно быть, Приблуда привел двух оглушенных наркотиком обитателей тюрьмы прямо на берег реки, заткнул им рты резиновыми мячами, чтобы заглушить крики, застрелил, подобрал стреляные гильзы, потом с помощью длинного ножа удалил пули. Возможно, он хотел создать впечатление, что их зарезали. Но они были уже мертвы, и крови от ножевых ранений почти не было.




13. Жена у Ренько - обычная советская учительница Зоя - чистит апельсин. Да. Зима. Москва. 1977 год. Апельсин. Все нормально.

14. Типичнейшая советская статья в "Учительской газете" - о том, что инородцы уничтожают русский народ. 1977 год, напомню.

Русские, размножайтесь! — требовала статья. Умножайте славное племя молодых великороссов, дабы все низшие нации, темнолицые турки и армяне, пронырливые грузины и евреи, вероломные эстонцы и латыши, полчища невежественных желтокожих казахов, татар и монголов, отсталых и неблагодарных узбеков, осетин, черкесов, калмыков и чукчей своими стоячими органами не нарушили нужное соотношение между белыми образованными русскими и темными…
«Итак, вы видите, что бездетные семьи и семьи с одним ребенком, на первый взгляд соответствующие нуждам работающих родителей в городских центрах европейской части России, не отвечают высшим интересам общества, ибо в будущем мы испытаем нехватку русских руководителей».
Будущее без русских! Немыслимо, подумал Аркадий. Зоя повисла на гимнастической перекладине.
— …школьника, который познакомился с основами самобытности, мы тем более должны решительно подвергнуть идеологической обработке. — Она подняла к перекладине правую ногу. — Смело. Решительно.
Он представил себе, как толпы несчастных азиатов бредут, спотыкаясь, по улицам к Дворцу пионеров и, воздев руки, восклицают: «Пришлите нам русских!» «Извините, — раздается голос из опустевшего дворца, — у нас самих нет русских».




15. Ладно, давайте вернемся еще раз к теме советских репрессий, которую автор хорошо изучил по сведениям от компетентных специалистов-эмигрантов.

Вот вам примеры. Обычно пьяных забирали на ночь в вытрезвитель, а потом вышибали домой. Когда же, несмотря на рост цены на водку, в канавах стало валяться слишком много пьяниц, началась воспитательная кампания против страшных последствий алкоголизма, то есть пьяниц стали бросать в тюрьму. Мелкие хищения на предприятиях были постоянным явлением и приобрели огромные масштабы — советская промышленность оборачивалась здесь своей частнопредпринимательской стороной. В обычных условиях, если директор предприятия был настолько глуп, что попадался, ему спокойно давали пять лет, но во время кампании против хищений во всеуслышание объявлялось о его расстреле.
КГБ в этом смысле не был исключением. Владимирский изолятор был предназначен для воспитания закоренелых диссидентов, но «горбатого только могила исправит», так что для злейших врагов государства предусматривалась высшая мера. Аркадий в конечном счете узнал, что двое убитых, чьи тела были обнаружены на Клязьме, были неисправимыми агитаторами, самыми опасными фанатиками — Свидетелями Иеговы.
В религии было что-то такое, от чего государство превращалось в бешеного пса. «И возрыдал Господь», — повторял про себя Аркадий, хотя не знал, откуда пришли к нему эти слова. Подъем религиозных настроений, спрос на иконы, восстановление церквей вызывали у правительства припадки паранойи. Сажать проповедников в тюрьму просто-напросто значило увеличивать армию обращенных в веру. Уж лучше дать жестокий урок, заткнуть рот красным мячиком, так чтобы тайная расправа породила зловещие слухи.


16. Давайте поговорим об отце Ренько. Скала мужик. Просто зверюга. В войну прорвался из окружения с тремя броневиками и принес уши эсесовцев в качестве трофея.

Аркадий знал эту историю. БА-20 был устаревшим броневиком на шасси «форда» с похожей на минарет пулеметной башней. В первый месяц войны подразделение из трех БА-20 под командой его отца попало в окружение и находилось в ста километрах от линии фронта. Они не только вырвались, но и привезли с собой уши и погоны командующего соединением эсэсовцев.
История с ушами была весьма необычной. К насилию и убийствам русские относились, как к нормальным атрибутам войны. Они наивно верили, что американцы снимают скальпы, а немцы едят детей. Но сама мысль о том, что русский тоже способен взять в качестве трофея частицу человеческого тела, приводила в ужас нацию революционеров. Хуже этого ничего нельзя было представить: в глазах непобедимого, хотя и слегка обеспокоенного ходом войны пролетариата это было самым позорным пятном — свидетельством бескультурья. После войны слухи об этих ушах испортили карьеру генералу.
— Слухи про уши неверны, — заверил сидящих за столом Белов.
Сам же Аркадий помнил эти уши. Они, похожие на засохшие витые печенья, висели на стене в кабинете отца.




17. А о чем вы говорили в 1977 году в столовой, товаристч?

Аркадий прислушался к разговору Белова с Фетом. К его удивлению, эти родственные души вовсю поносили культ личности.
— Вы о товарище Сталине? — спросил он.
Фет побледнел.
— Мы говорим об Ольге Корбут.


18. Типичный скандал в советской семье. Зоя непрерывно осыпает мужа упреками вроде: "Ты получаешь сто восемьдесят, а я сто двадцать. Бригадир на заводе получает вдвое больше. А слесарь-ремонтник на стороне — втрое. Ни телевизора у нас, ни стиральной машины, ни тряпки себе новой купить. Мы ведь могли взять в КГБ списанную машину — все как-нибудь устроилось бы… Ты бы уже ходил в следователях при ЦК, если бы был поактивней в партии…" Да-да, в мире Мартина Смита есть должность "следователь при ЦК".

19. В советское время в парке Горького было полно цыган.

20. По сюжету Ренько влюбляет в Ирину Асанову (фамилия взята у известного советского поэта) - диссидентку, исключенную из института благодаря проискам КГБ. Колоритный персонаж. Демшиза, либерастка и просто сука - типаж выписан как живой, почти наверняка списан с реальных эмигрантов. Почему Ренько тогда в нее влюбляется? Потому что для детектива нужна любовная линия.

21. Ин Совьет Раша до сих пор репрессии по социальному происхождению!

— И платят им вдвое, — кипятился Паша. — И магазины у них свои, и стадионы. Вот скажите, чем они лучше меня? Почему я им не подошел? Ах, дедушка был князем! Будьте добры, предъявите родословную, чтоб пот и мозоли до десятого колена. Или владей десятком языков, не меньше!



22. В выходной день Аркадий с Зоей едут на дачу к своим друзьям - Мише и Наташе Микоянам. Миша — друг детства Аркадия. "Вместе вступили в комсомол, служили в армии, пошли на юрфак МГУ". Но Миша стал адвокатом. "Официально защитник получает не больше судьи — рублей 200 в месяц". Но на неофициальный приварок с клиентов Миша обзавелся дачей, "Жигулями", рубиновым перстнем и прочими благами. Нехилый же у него приварок, однако.

23. КГБ в книге использует карманный пистолет ТК - очевидно, пистолет Коровина 1926 года. Странно, что не наган.



24. Типичная речь советского прокурора по фамилии Ямской-Тверской.

— Ямской помолчал, словно взвешивая такую возможность. — Конечно, в прежние времена и вопроса не встало бы. Вы понимаете. Я имею в виду Берию и иже с ним. Естественно, это были перегибы, работа кучки мерзавцев, но забывать о них не следует. После XX съезда, осудившего такие перегибы, сфера деятельности МВД и КГБ строго разграничена: первое занимается внутренними уголовными преступлениями, второе — только вопросами государственной безопасности. Роль прокуратуры в охране прав граждан была поднята на надлежащую высоту, обеспечена и независимость следствия. Если я без достаточных оснований отберу дело у вас и передам КГБ, это будет шаг назад, к прежним временам.

25. Надо больше иконок для сюжета!

— На их одежде обнаружены гипс, опилки и золотая пыль. Но это же материалы, которые используются при реставрации икон. А какой спрос на иконы среди иностранцев, не мне вам говорить.
— Продолжайте.
— Таким образом, есть основания полагать, что один из убитых — иностранец и был причастен к незаконной деятельности. Чтобы окончательно убедиться, что это не так, я хотел бы запросить у майора Приблуды записи разговоров всех иностранцев, находившихся в Москве в январе и феврале.


26. Тайны работы КГБ из первых рук просвещенного американского писателя!

Приблуда прислал записи телефонных разговоров в интуристовских гостиницах. "Из двадцати с лишним номеров подслушивающими устройствами оборудована была лишь половина. Прослушивать единовременно удавалось лишь пять процентов всех разговоров, а записывать и того меньше, все же количество собранных материалов внушало уважение".

27. О чем могут говорить туристы в СССР?

...— Ваше смирение — вот что придает вам очарование. Русский чувствует себя ниже всех, кроме араба. Или другого русского…
(Слушатели захихикали, словно соблазненные светским тоном гостеприимного хозяина номера. А почему бы и нет? Американец-то свой!)
— Приезжая в Россию, умный человек держится подальше от красивых женщин, интеллигентов и евреев. Одним словом, от евреев...


28. Типичный советский случай. Миша хвастается новой стиральной машиной, за которой простоял в очереди десять месяцев, а потом включает ее. Машина мгновенно ломается. "Советское — значит отличное", — говорит Аркадий.

29. Еще немного о специфике русской преступности.

«— "Посторонний" Камю для советской публики? Убийца приканчивает первого попавшегося, совершенно ему незнакомого человека просто со скуки. Типично западный эксцесс. Полиция там привыкла к немотивированным преступлениям от нечего делать. Но здесь, в прогрессивном социалистическом обществе, такой дегенеративной скуки не существует.
— А как же Раскольников?
— Только подтверждает мой вывод. Вопреки своим экзистенциалистским разглагольствованиям он всего-навсего пытался раздобыть червонец-другой. Немотивированных преступлений в вашей стране быть не может. И убийцу из пьесы Камю здесь бы никогда не поймали…»


30. Оказывается, на Лубянке, под Детским миром существовала огромная баня для высших партийцев страны, в которой Ренько доведется побывать. Построена незадолго до смерти Stalina. Ямской ведет Аркадия в ее альков, где "первый секретарь" и "академик по идеологической части", оба голые, едят черную ikra и прочие яства, запивая их минеральной водой и vodka.

— История убеждает нас в необходимости зорко следить за Западом, — убежденно объявил академик. — Маркс доказывает необходимость интернационализма. А потому за этими сволочами немцами нужен глаз да глаз. Стоит только отвернуться, как они опять полезут на рожон, помяните мое слово.
— Это они ввозят к нам наркотики! — с жаром подхватил первый секретарь. — Они да чехи.
Ямской подмигнул Аркадию. Никто лучше работников прокуратуры не знал, что анашу привозят в Москву грузины, а ЛСД изготовляют в университете студенты-химики. Но Аркадий слушал вполуха, больше занятый нежнейшей лососиной.


Удивительно много советские эмигранты знали о наркотиках...

Аркадия будто что толкнуло. Он схватил и перевернул вверх дном сумочку, рассыпав по столу ее содержимое, главным образом бумажные упаковки пенталгина, обезболивающего средства, содержащего кодеин и фенобарбитал, — свободно продающегося в аптеках «наркотика домохозяек».

31. Нравы советской спекуляции - спекулянт Голодкин, который скупает Роллинг стоунз и Сестры Пойнтер под видом речей Брежнева.

32. Нравы сибирской преступности.

Константин Бородкин, по прозвищу Костя-Головорез, рос в Иркутске сиротой и был учеником плотника, работавшего в реставрируемом Знаменском монастыре. Вскоре он сбежал из ПТУ и с якутскими кочевниками ходил за Полярный круг охотиться на песцов. Впервые милиция обратила на Костю внимание, когда он с дружками проник в запретную зону золотых приисков в бассейне Лены. Ему еще не было двадцати, а он уже разыскивался за кражу билетов Аэрофлота, хулиганство, спекуляцию радиодеталями для сборки собственных радиопередатчиков, которые создавали неразбериху в эфире, и за добрый старый грабеж на большой дороге. Он укрывался в глухой тайге, где его невозможно было выследить даже с вертолета.

...Якутский сообщил также, что в 1949 году, в разгар борьбы с космополитизмом, в Иркутск из Минска был выслан раввин Соломон Давыдов, вдовец, с дочерью. Год назад, когда он умер, его дочь Валерия ушла с художественных курсов и устроилась сортировщицей в иркутский Пушторг.


33. Ин совьет Раша арестованного склоняют к сотрудничеству с помощью vodka!

Но минуту спустя Аркадий приоткрыл дверь и бросил Голодкину бутылку водки, которую тот ловко поймал на лету.
— Подумайте про убийство, да получше! — посоветовал Аркадий и запер дверь.


34. В сюжет добавляется друг советского народа, американский бизнесмен Джон Осборн, который в 1942 г. помог будущему замнаркома Внешторга Менделю отбиться от отряда фашистских десантников. Теперь перепродает в США русских соболей.

- Американский пушной рынок в тисках международных сионистских кругов! - внушительно сказал он вполголоса. — К несчастью, долгое время в "Союзпушнине" кое-кто шел на поводу у этих кругов. Чтобы покончить с их засильем, мой отец предоставлял определенные льготы отдельным несионистам.
— И одним из этих несионистов оказался Осборн?


35. Как американцы смотрят на русских?

— Видите ли, на взгляд человека с Запада, русские довольно уродливы. Ваши женщины немногим привлекательнее коров. Всё ваши долгие зимы, — философствовал Осборн. — Что может быть теплее семипудовой бабищи? Впрочем, вы, судя по вашей фамилии, украинец?

36. Проехав сорок километров по Горьковскому шоссе, Ренько сворачивает на проселок и через густой лес выезжает на берег Клязьмы, где в двухэтажном доме обитает его отец-генерал, всеми брошенный, если не считать вечно пьяной грязной старухи, не то сожительницы, не то второй жены. В столовой Аркадия встречает написанный маслом портрет Сталина. В библиотеке, где он находит отца, — два бюста, отлитые из снарядных стаканов: Сталина и самого генерала. На обитом красным фетром стенде висели ордена и медали, в том числе два ордена Ленина. Фетр давно запылился, пыль скопилась в складках дивизионного знамени, приколоченного к стене.

37. Ну что, хотите узнать, как воевали сталинские соколы?

— Мендель был моим однокурсником по Фрунзенке, и мы оба командовали танковыми частями на переднем крае, когда Сталин сказал: "Ни шагу назад!" Я понимал, что немцы растянут линию, тут-то и проникать. Мои донесения по рации из их тыла будоражили всех. Сталин лично слушал каждую ночь в своем бункере. Газетные сообщения подписывали: "Генерал Ренько, где-то в тылу противника”. Немцы ума приложить не могли, что еще за Ренько такой. У них были списки всего нашего офицерского состава, да и то в нем полковником значился. Это Сталин меня произвел, я даже и сам не знал. Но новое имя сбивало немцев с толку, подрывало уверенность. А что поднялось, когда я прорвался в Москву и сам Сталин меня встречал! И прямо во фронтовом обмундировании поехал с ним на «Маяковскую» и стоял рядом с ним, когда он произносил свою величайшую речь, остановившую фашистское нашествие, пусть они и продолжали обстреливать Москву… А через четыре дня мне дали собственную дивизию, красногвардейскую, это мы первые вошли в Берлин. С именем Сталина… — Он протянул руку, чтобы не дать Аркадию встать и уйти. — Я такое имя произношу, а ты приходишь сюда, ищейка несчастная, и спрашиваешь о каком-то трусе, который всю войну в чемодане прятался. Про Менделя ему расскажи!
....— А, да. Забавная история. Они там в Ленинграде взяли в плен нескольких немецких офицеров и передали Менделю для допроса. А с немецким у Менделя… — Он метко сплюнул в посудину. — Вызвался помочь американец. Забыл фамилию. Хоть и американец, а неплохой был парень. Симпатяга. Немцы ему все выложили. И он взял их в лес на пикничок с шампанским и шоколадом, а там пристрелил. Развлечения ради. Смешно то, что расстреливать их вовсе не следовало. Вот и пришлось Менделю состряпать липу про десантников. Американец подкупил военных следователей, и за это Мендель получил свой орден Ленина.




38. Ин Совьет Раша живая рыба и свежая курица в магазинах не продавались НИ-КОГ-ДА!

Аркадий озлился на себя — как это он сам не сообразил. Живая рыба, свежезарезанная курица — их же можно купить только у частников за бешеные деньги, если исключить распределители и валютные гастрономы.

39. Я говорил, что Ирина - эталонная демшиза? Вот в очередной раз - Ренько пытается склонить ее к опознанию трупов, а Ирина, которая не верит ни одному человеку в погонах, яростно отстаивает свое право быть диссиденткой, цитирует Льва Щаранского, говорит о Солженицыне, о евреях-отказниках, о Чехословакии, а Аркадий опять все сводит к убитому Косте Бородину.

40. У Ирины, в отличие от многих реальных диссидентов, в роду таки были репрессированные.

В нашей семье первым сибиряком был мой дед. А прежде чем стать им, занимал должность главного инженера ленинградского водопровода. Потом, если помните, выкинули лозунг: "Все инженеры — вредители!". Пятнадцать лет в сибирских лагерях. Ну и осел в Сибири. Его сыну, моему отцу, не позволили пойти добровольцем на фронт. Как же, отец — вредитель! Моя мама получила музыкальное образование, ей предлагали работу в Кировском театре, но пришлось отказаться — жене сына вредителя там не место.

41. Лучшее место для частной встречи в Москве - старая заброшенная церковь.

42. Аркадий отправляется в Ленинград с Савеловского вокзала на "поезде особого назначения", который везет "чернорабочих, завербовавшихся на три года на какие-то северные шахты". По большей части "это были бывшие уголовники, народ с наколками и ножами". Аркадию сует бутылку сосед — "осетин, соплеменник Сталина, приземистый, со сталинскими усами, бровями и глазами навыкате", и предупреждает, что в этом поезде "стукачей мы ловим и режем им глотки".

43. Короче, замес в том, что несколько шишек в КГБ помогали высокопоставленному другу Советского Союза с контрабандой соболя за взятки. А советский прокурор Москвы был - внимание! - ЧЕЛОВЕКОМ КГБ. Да-да, КГБ внедрило своего агента в прокуроры, чтобы знать о ситуации в МВД. В общем, лютый штамп со взаимоотношений ФБР и ЦРУ, совершенно непригодный на отечественной почве.

44. Аркадий получает перо в брюхо, но спасается и его отправляют в какую-то старинную усадьбу неподалеку от Шатуры, там он находится под надзором Приблуды, но пользуется относительной свободой "при условии, чтобы он возвращался вовремя к ужину".

45. Для предотвращения контрабанды Ренько принимает во "Дворце пушнины" генерал КГБ, окруженный полковниками, а потом его посылают в США. Свидания с Аркадием потребовали Ники и Рюрик — сотрудники советского посольства, оба очень элегантные, в совершенстве владеющие английским. "Только некоторое утолщение талии, память о картофельном детстве, чуть-чуть мешало их полному сходству с иностранцами".

46. Аркадий расхаживает по номеру, отведенному ФБР и смотрит телевизор, но показывают состязание: кто точнее угадает цену приза, тот его и получает — тостер, газовую плиту и т. п. Аркадию становится противно — ни ловкости, ни знаний, ни даже простого везения, только алчность. "А вы, я вижу, примерный коммунист!" — говорит сотрудник ФБР Эл.

47. Вечером возвращается Ирина, они весело уплетают спагетти, которые она принесла горячими в картонных коробочках, и Аркадий вдруг осознает, что "впервые в жизни он живет в здании, не издающем даже слабого запаха капусты".

48. К Ренько приходит Рюрик, приносит в подарок "мерзавчик" и излагает новую версию: афера с соболями — "результат сионистского заговора". (Сам Рюрик предупреждает, что рыжий он в свою бабушку-еврейку.)

— Но Осборн же не еврей. О чем вы говорите?
— Зато Валерия Давыдова была дочерью раввина. Джеймс Кервилл был связан с сионистскими террористами, палившими по ни в чем не повинным сотрудникам советской миссии. Розничная торговля пушниной и готовым платьем в США, в сущности, монополия сионистов, и похищение соболей им на руку. Нет, вы подумайте об этом.


49. Вот уж что-что, а нравы эмиграции изображены в полный рост.

Короче говоря, русских эмигрантов здесь хватает. И на многих просто жаль смотреть: членкоры Академии наук подметают коридоры и дерутся друг с другом за случайные переводы. Обзаводятся маленькими домишками и большими автомобилями, которые им не по средствам. Не каждый ведь Солженицын. Льщу себя мыслью, что я кое-что сделал для популяризации русской культуры в нашей стране — содействую культурному обмену, насколько в моих силах…
— И стучите на артистов балета в КГБ, — заметил Аркадий.
— Не я, так их друзья настучали бы. У вас же там с ясельного возраста друг на друга доносят и называют это бдительностью. У всех рыльце в пушку. Прелестно! Впрочем, это цена, которую с меня потребовали…
* * *
...Знаете, пятьдесят лет назад русские эмигранты сразу открывали здесь рестораны, и чего только там не подавали! От беф-строганова до кулебяки и заливной осетрины. А новые эмигранты не только готовить не умеют, но даже не знают, что такое вкусная еда. Коммунизм уничтожил русскую кухню. Вот это — непростительное преступление.


50. А вот как друг Советского Союза помогал ему бороться с фашистской агрессией.

Спал по четыре часа в сутки, брился и переодевался, только когда летел в Москву, чтобы пресмыкаться перед каким-нибудь секретарем Сталина, каким-нибудь пьяницей с маслянистым подбородком, чтобы он позволил мне вдобавок к грузовикам, которые мы старались доставить в Ленинград, провезти туда продовольствие и медикаменты. Блокада Ленинграда была одной из величайших битв, одним из поворотных моментов в истории человечества. Армия одного массового убийцы противостояла армии другого, а моя роль, роль американца, заключалась в том, чтобы продлить эту бойню как можно дольше. Погибло шестьсот тысяч ленинградцев, но город выстоял. Эта война шла за каждый дом, утром мы теряли улицу, а к вечеру вновь занимали. Или же занимали ее год спустя и находили всех прошлогодних мертвецов. Поневоле полюбишь глубокий снег. А немцы в мегафоны советовали русским перестрелять всех детей, чтобы избавить их от голодной смерти..

Теряли улицы, чтобы потом их занять? По ходу, он Ленинград со Сталинградом перепутал.

51. Описание острова Статен, где Статуя Свободы стоит.

Аркадий почувствовал, что Ирине пристань с облупившейся краской, занесенные снегом крыши казались прекраснее любого тропического острова. Для нее это был чудесный конец сказочного путешествия. А городок на первый взгляд мало чем отличался от русского: мостовые в снегу, почти никакого уличного движения, старые, поржавелые машины, на прохожих почти одинаковые куртки с капюшонами и сапоги. Однако в магазинах было свежее мясо, птица, рыба…

52. Всю книгу у автора пляшет московская география. Из парка Горького видно здание Минобороны и Донской монастырь, какая-то путаница со станциями метро т.д., но так как я не москвовед, углуюляться не буду.

Tags: литература, силуэт избы
Subscribe

Posts from This Journal “силуэт избы” Tag

  • Девочка-вишня или кавказец-транвестит?

    Вот честно, по картинке и не поймешь. Хотя, это иллюстрация из очень даже советской детской книжки : повести Альберта Лиханова «Невинные тайны».…

  • Днище пробито.

    "В сей исторический момент, примите, друг наш Президент, страны сердечное признанье" Упоительный холуяж Пойду, что ль, напьюся и убьюся веником.…

  • Блин. До слёз...

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment