my_sea (mysea) wrote,
my_sea
mysea

Антон Ланге: «Это началось как-то вкрадчиво»

Исторический центр Москвы на наших глазах превращается в некую декорацию, в маску, под которой убивается настоящее лицо города, сама суть его, душа и облик. Я считаю, что так называемая реконструкция превратилась в чудовищную вакханалию. Это началось как-то вкрадчиво и, в общем, неожиданно для всех. И пошло лавиной: с каждым днем все больше и больше.

Если сначала мы видели ставшую уже привычной для москвичей перекладку бордюрного камня (это же теперь у нас чуть ли не каждое лето делают), то позже стали вырисовываться контуры того, что будет. Рабочие стали обозначать мостовые и тротуары на центральных улицах Москвы, что-то где-то долбить, а потом, под покровом ночи, исчез старинный забор напротив церкви, в которой венчался Пушкин, — об этом рассказал в СМИ дизайнер Артемий Лебедев. И начались порубки. В первую очередь пострадали кустарники — вырубили жасмин и сирень по всей Спиридоновке, потом стали резать деревья.

Логика в том, что в эстетическую концепцию реконструкции города жасмин и сирень не вмещаются. Их там нет. Точно так же, как нет вековых деревьев, старинных оград, почтения к истории города. Деревья, которые спилили в Спиридоньевском переулке, росли возле дома Клавдии Шульженко. Я думаю, она всю жизнь на них смотрела, когда шла на работу, когда возвращалась. Я уверен, что и она рыдала бы по этим деревьям, как все мои соседи, утром увидевшие это варварство.

15 августа, когда это произошло, в течение всего дня не появился ни один представитель власти. Никто не видел ни одного документа, который бы как-то объяснял ситуацию. Не то что порубочный билет — вообще ничего. Те, кто пилил, исчезли сразу. Появились другие, которые, как они нам объяснили, должны были увезти уже срубленные деревья. Эти люди оказались не способны предъявить даже личные документы. На наши вопросы, кто вы, что вы здесь делаете, где документы, которые дают вам полномочия это делать, никто ничего предъявить и сказать не смог. При появлении любой камеры, даже камеры мобильного телефона они разбегались как воры. На углу Малой Никитской и Спиридоновки есть плакат с перечнем работ реконструкции района, но и там нет ни слова о необходимости уничтожить деревья, хотя сам список впечатляет.

На следующий день я дал очень большое интервью телеканалу «Москва 24». Провел со съемочной группой полдня, отложив все дела. В эфире от меня осталась минута и без подписи, кто я такой. Видимо, цензура потребовала вырезать кадры со мной в последний момент. Зато осталось без купюр интервью главы управы Пресненского района Александра Михайлова, где он говорит, что решение было принято аварийно, потому что на утро субботы данное дерево обломилось и упавшая крона потянула за собой второе стоящее рядом дерево. Поэтому срочно спилили оба ствола. Но это — ложь! Я видел эти деревья каждый день. Там ничего не ломалось и зацепить одно другое не могло, потому что они далеко друг от друга стояли, метрах в пятнадцати. Огромные старые деревья

Возможно, их и надо заменять, но заменять планово, обдуманно, сообразуясь с разработанной заранее и согласованной с жителями стратегией городского озеленения.

Как это делается, например, в Париже: деревья постепенно заменяют. Как только вырубается быстрорастущий старый платан, тут же на его место высаживается платан новый. Пень выкорчевывается, и для каждого платана сделана дырка в земле — минимум два на два метра. Это место не мостится. Так когда-то было и в Москве на Тверской, где росли липы, а рядом с ними чугунные решетки закрывали свободную землю. Сохранялось место для новых деревьев. Покажите мне при вот этой сегодняшней реконструкции в центре Москвы хоть одну дырку в земле для будущих деревьев. Нет их. Я знаю, что собираются ставить огромные гранитные кадки, но в нашем климате они насквозь промерзают, растения гибнут. Поэтому кадки нужно менять каждый год. Это — оборот денег…

В том, что происходит в связи с этой, с моей точки зрения, абсолютно вандальной реконструкцией города, есть много важных вещей. Первое — у нас власти, видимо, перепутали город с парком. Они превращают улицы, которые в условиях жизни живого города исторически никогда не были пешеходными, в аллеи. Город для гуляния — это город не для тех, кто живет в центре. Мы не фланируем по этим улицам, нам нужно элементарно проехать в магазин, школу, поликлинику…

Центр города не может весь состоять из прогулочных аллей, украшенных декоративными фонарями и велодорожками. Я понимаю, что всем понравилась реконструкция парка Горького, и этот опыт, возможно, хотят распространить. Но в парке жить нельзя!

Центр у нас и так устроен антигуманно, и сейчас все делается для того, чтобы он вообще был невозможным для жизни людей.

— В чем вы видите антигуманность?

— Посмотрим глазами людей, которые здесь живут, возьмем конкретно район Патриарших прудов. Здесь всего один продуктовый магазин «Алые паруса», где все дороже в полтора раза, чем в «Азбуке вкуса». Палашевский рынок ликвидирован в ходе реконструкции. Рынков уличных нет, и они не планируются. Здесь есть школы и детсады. Скажите, как по улице с одним рядом движения и без карманов забрать ребенка на машине? А здесь все приходится делать на машине, несмотря на то, что центр маленький, — именно в силу отсутствия магазинов и какой-либо инфраструктуры. Когда заканчиваются занятия, родители и водители стоят с детьми в часовых пробках…

Самое важное сейчас для нас — остановить бездумную и чудовищно неуважительную к духу города, к его старинной атрибутике реконструкцию. Нельзя позволить ей проползти в переулки, потому что в планах 2016 года это, как мне известно, есть. Знаю, что многим москвичам нравится происходящее: все будет чистенько, аккуратненько. Все будет новенькое. Кому-то нравится, когда все выглядит ровно и дорого. Но это отношение может легко перевернуться на фоне ухудшающейся экономической ситуации. Людей начнет раздражать сам факт того, что такие астрономические суммы все вкладываются и вкладываются, например, в плитку, которая уже сейчас треснутая. А это значит, что вскоре ее снова начнут перекладывать.

— Раздражение уже читается во многих комментариях к постам в интернете о происходящей в центре реконструкции. Но ремонт коммуникаций Москве необходим позарез, и в этом мэра надо поддержать, а за безобразные вырубки он должен наказать виновных.

— Но нас никто не спрашивает, с нами никто не считается. Единственный способ спасения старинных оград и деревьев — это живой щит, потому что спилить дерево можно за минуту — махнуть пилой, и все…

Tags: Собянин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Если бы сейчас был 1941 год..

  • Джозеф Смит и 40 его жен

    Джозеф Смит и его жены Тодд Комптон составил список из 33 жен Джозефа Смита . Десятерым женщинам из этого списка не было еще и 20 лет : Хелен…

  • Немного гуманности

    Очень трогательная картина французского художника Ораса Верне. Солдаты помогают полковой собачке. Эта картина была сверхпопулярна, Сен Бёв вспоминал,…

  • Кто написал миллионы доносов в 1937?

    Друзья, я не нарочно. Просто креаклы пошли в разнос. То ли весна, то ли под воздействием неблагоприятных условий эпидемии вырвалась наружу их…

  • Нацистская газетка в России

    Не ожидали? А вот "Новая газета" делит людей на тех, кто имеет право жить, и тех, кого можно уничтожить ради благополучия людей первой категории.…

  • (no subject)

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments