March 2nd, 2021

молоко

Стих про железного Феликса



Нашла вот. Стих. Сам стих не особо, но мне понравилось "железный Феликс, красный инквизитор.." Звучит очень мужественно, как сталь.

Железный Феликс, красный инквизитор,
Вернётся на гранитный постамент...
Зрачки стальные — ревность Немезиды,
Гвоздикой алой рдеет позумент.

Шинель подбита пыльной оторочкой
И Время помнит выверенный шаг.
Вот-вот сорвётся с губ тугая строчка,
Где слово словно огненный резак...

Гнедое небо выдохом свирепым
Взнуздало обескровленную плоть,
В измученной стране справляли требы
И хапали пространства в оборот.

Края Империи надорванно дымились,
И пенились отравой родники,
Где грозный клич: «Даёшь!»
летел над миром
И вольницей свистели сквозняки.

Калёный скальпель резал по живому
Клубок змеиный — заговоров рой —
Бессильно бесновался мутный омут,
А он провидел будущего крой...

В урочных буднях безупречный рыцарь
И ныне под прицелом, как живой.
Лубянка бдит, спокойно спит столица —
Вернулся благородный часовой.

Дмитрий Ревякин, 2020
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
молоко

Либеральный тоталитаризм

Обозреватель британской The Daily Telegraph (https://www.telegraph.co.uk/news/2021/02/28/facebook-banned-perfectly-harmless-article-think-know/) Дениэл Ханнан на своем опыте испытал бессмысленность и беспощадность цензуры в Facebook: соцсеть забанила его статью о том, что пандемия «сделала нас большими коллективистами».

«Всё начиналось с исключения фашистов, антипрививочников и сторонников теорий заговора, а закончилось запретом почти всего, с кем они не согласны», — констатирует журналист. По его наблюдениям, в последние месяцы Facebook стал маркировать как фейки или удалять «совершенно безобидные материалы», например исследование американского учёного Индура Гоклани о том, что число людей, умирающих в мире в результате стихийных бедствий, падает.

Facebook превратился в издателя с собственным мнением, как Fox News, BBC или британская коммунистическая газета Morning Star, пишет обозреватель. Компания, изначально призванная способствовать свободному потоку идей, стала нетерпимой к инакомыслию – «или, по крайней мере, к некоторым формам инакомыслия».

«Вам, как правило, не грозят неприятности за отрицание преступлений Сталина, бойкот Израиля или празднование смерти Маргарет Тэтчер. Но за вопрос о том, есть ли злоупотребление государственной властью в обеспечении соблюдения карантина или сокращении выбросов углекислого газа, вы можете быть забанены», — негодует автор.

«Мы подходим к точке, в которой опасными станут просто призывы к свободе слова», — заключает Ханнан. И, к сожалению, с ним трудно не согласиться.