November 7th, 2019

молоко

Продолжим про Петеньку



У Петра не было ни Освенцима и Треблинки, ни Лубянки и ГУЛАГа, но он прекрасно обходился и без таких эффективных учреждений: численность российского населения сократилась за годы его правления почти на четверть! Нечто подобное периодически случалось в России и в более древние времена, но после Петра такими достижениями не мог похвастать ни один из кровавых властителей!

Массами гибли мобилизованные на строительство новой столицы в болотистой дельте Невы, истреблялись солдаты в беспрерывных войнах, умирало население от голода и эпидемий во всех концах разоренной России. Мирные труженики, отданные во власть ничем не стесняемой оккупации и грабежа, не могли и не хотели восполнять своим трудом возникший дефицит всех материальных ресурсов.

К 1725 году государство полностью обанкротилось: недоимки податей за 1724 год достигли одного миллиона рублей (при девяти миллионах расходной части бюджета), а за две трети 1725 года (т. е. сразу вслед за смертью Петра) дошли до двух третей исчисленного оклада!

Сама армия, переведенная на самоснабжение, могла действовать только на хорошо населенной территории. Поэтому попытки перейти через малолюдные степи, лежащие южнее России (вот так непреодолимое препятствие!), кончались полным провалом, и пробить выход к незамерзающему Черному морю не удавалось вплоть до последней четверти ХVIII века.

Петр забирает у Меньшикова поюзанную Екатерину

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
молоко

За нового президента Путина, ура!

Честно утащила из Тви

Путин раскритиковал систему образования, закон о которой он сам подписал в 2007 году

Новый улучшенный президент Путин обвиняет во всех проблемах старого неэффективного президента Путина. Будущему президенту Путину придётся исправлять все ошибки своих нерадивых предшественников. Но всем этим президентам Путиным всегда будет мешать тяжёлое наследие СССР.

свобода

Праздничное

....Мы шли втроем навстречу глаз свинцу,
Шли взявшись под руки, через расстрел
их,
Шли трое красных
через сотни белых,
Шли как пощечина по их лицу.
Я шкурой знал, когда сквозь строй
прошел там,
Знал кожей сжатых кулаков своих:
Мир неделим на черных, смуглых, желтых,
А лишь на красных - нас,
и белых - их.
На белых - тех, что, если приглядеться,
Их вид на всех материках знаком,
На белых - тех, как мы их помним с
детства,
В том самом смысле. Больше ни в каком.
На белых - тех, что в Африке ль, в
Европе
Мы, красные, в пороховом дыму
В последний раз прорвем на Перекопе
И сбросим в море с берега в Крыму!

1948

Константин Симонов