April 12th, 2019

молоко

Музыка будет всегда

Памяти Гаэтано Мариа Доницетти

Инва Мула поет арию Лючии ди Ламмермур из оперы Гаэтано Доницетти на зелёном экране специально для Люка Бессона. Ну, и мы послушаем

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
молоко

Яйца в профиль



Все ругают политические ток-шоу, а меня они развлекают. Ничто не иллюстрирует так ярко тезис о единстве противоположностей. Особенно мило то, что в них ( у Соловьева) активно ругают власть, ну, не всю, а экономический блок правительства. Уж и так ругают, и эдак, и про гибель экономики стонут, и про нищету народную не забывают. Если им верить, плохи дела в стране, нужны немедленные аресты

Если же, напротив, послушать "Эхо Москвы", то станет ясно, что экономика загибается, народ нищает, власть кошмарная. Если им верить, плохи дела в стране, срочно нужны посадки, а лучше, госпереворот

В общем, куда не кинь, везде клин. Соловьев и Венедиктов согласны в главном : всё плохо,- но есть нюансы.

Те, кого хотят посадить гости Соловьева, страшно дороги гостям Венедиктова. И наоборот, те, кого ненавидят гости Венедиктова, милы гостям Соловьева.

В общем, те же яйца, только в профиль. Если бы те и другие не так орали и не несли столь безнадежную пургу, слушатель сделали бы простой и очевидный вывод: правящий класс и его обслуга должен быть уничтожен целиком. Но нам такие нехорошие, подсудные и экстремистские выводы глубоко чужды, мы пупсики и гуманисты, не хуже, чем Махатма Ганди
молоко

Юра

Бог говорит Гагарину: Юра, теперь ты в курсе:
нет никакого разложения с гнилостным вкусом,
нет внутри человека угасания никакого,
а только мороженое на площади на руках у папы,
запах травы да горячей железной подковы,
березовые сережки, еловые лапы,
только вот это мы носим в себе, Юра,
видишь, я по небу рассыпал красные звезды,
швырнул на небо от Калининграда и до Амура,
исключительно для радости, Юра,
ты же всегда понимал, как все это просто.
Мы с тобой, Юра, потому-то здесь и болтаем
о том, что спрятано у человека внутри.
Никакого секрета у этого, никаких подковерных тайн,
прямо как вернешься – так всем сразу и говори,
что не смерть, а яблонев цвет у человека в дыхании,
что человек – это дух небесный, а не шакалий,
так им и рассказывай, Юра, а про меня не надо.
И еще, когда будешь падать –
не бойся падать.

Анна Долгарева