August 7th, 2017

молоко

Почувствуйте себя на Красной свадьбе

Русский перевод любимой песни Ланнистеров "Рэйны из Кастамере"



Когда был убит мой любимый герой Тайвин Ланнистер, сериал много потерял.



Никто не хочет заказать эту песню на своей свадьбе? :)
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
молоко

Латыш перевыполнил план по расстрелам на 335%

Читаю книгу "1937. Большая чистка. НКВД против ЧК" и ясно понимаю, что латыши должны плакать и каяться, а еще лучше, признать геноцид русского народа и выплачивать контрибуции! Я даже не говорю о легендарных латышских стрелках, латышских батальонах. Но сколько же латышей было в ЧК! Причем, на руководящих должностях, впрочем, приводить приговоры в исполнение они тоже не брезговали.



Возьмем Штубиса (Заковского) , полномочного представителя ОГПУ по Сибири и начальника Особого отдела Сибирского военного округа. Организатор коллективизации в Сибири. По линии ОГПУ руководил мероприятиями по раскулачиванию в Сибири. Весной 1931 года ПП ОГПУ по Западно-Сибирскому краю вышло с предложением о внутрикраевой высылке 40 тыс. крестьянских хозяйств. Это предложение Заковского было утверждено и стало директивным решением Центра. Позже ПП разработало конкретные мероприятия по осуществлению депортации. В ходе весенне-летней высылки в 1931 г. в спецпоселки комендатур прибыло около 45 тыс. семей. В ходе другой массовой депортации в 1933 г. на спецпоселение было отправлено почти 30 тыс. семей.



Один из инициаторов создания системы ГУЛАГ.

С 1928 года был председателем тройки ПП ОГПУ по Сибкраю, созданной для внесудебного рассмотрения дел. Только с 21 ноября 1929 по 21 января 1930 тройкой было рассмотрено 156 дел, по которым было осуждено 898 человек, в том числе 347 — к расстрелу. В течение 1930 года тройка ОГПУ Западной Сибири осудила 16 553 чел., в том числе 4 762 - к расстрелу (28,8%), отправлено в лагеря было 8 576 человек (51,8%), в ссылку - 1 456 (8,8 %), выслано - 1759 человек (10,6%). Заковский лично подписывал предписания работникам комендатуры о расстреле осуждённых.

С 10.4.1932 Collapse )
молоко

П.А. Вяземский о свободе

Свободой дорожу, но не свободой вашей,
Не той, которой вы привыкли промышлять,
Как целовальники в шинках хмельною чашей,
Чтоб разум омрачить и сердце обуять.

Есть благородная и чистая свобода,
Возвышенной души сокровище и страсть;
Святыня, – не попрет ее судьбы невзгода,
Вражде людей – ее твердыни не потрясть.

Она – любовь и мир, и благодать, и сила,
Духовной воли в ней зачаток и залог;
Я ей не изменял и мне не изменила
Она – и сторожит домашний мой порог.

Я пребыл верен ей под солнцем и под тучей,
Мне внутренней броней она всегда была.
Не падал духом я во след звезде падучей,
При восходящей – я не возносил чела.

Кто рабствует страстями, тот в рабстве безнадежном.
Свободу дай ему, он тот же будет раб;
Дай власть ему – в чаду болезненно-мятежном,
В могуществе самом он малодушно слаб.

Он недоверчив, он завистлив, предан страху,
Дамоклов меч всегда скользит по голове;
Душой свободен был Шенье, всходя на плаху,
А Робеспьер был раб в кровавом торжестве.

Под злобой записной к отличиям и к роду
Желчь хворой зависти скрывается под час –
И то, что выдают за гордую свободу,
Есть часто ненависть к тому, кто выше нас.

Есть древняя вражда: к каретам – пешехода,
Ленивой нищеты – к богатому труду,
К барону Штиглицу того, кто без дохода,
Иль обвиненного к законному суду.

Смешен сей новый Гракх республики журнальной,
Который от чинов не прочь, (но прочь они),
Когда начнет косить косою либеральной
Заслуги, род, и знать, и все, что им сродни.

На всех сверкает он молниеносным глазом,
И чтоб верней любовь к свободе доказать,
Он силится смотреть свирепым дикобразом
И с пеной на губах зубами скрежетать.

Забавный мученик! бедняжке неизвестно,
Что можно во сто раз простей свободным быть
И мненья своего и убеждений честно
Держаться, а людей, пугая, не смешить.

Любимый гость Двора под Царскосельской тенью,
В державном обществе мудрец и гражданин,
Покорный одному сердечному влеченью,
Тверд и свободен был правдивый Карамзин.

Жуковский во дворце был отроком Белева:
Он веру, и мечты, и кротость сохранил,
И девственной души он ни лукавством слова,
Ни тенью трусости, дитя, не пристыдил.

Свободен тот один, кто умирил желанья,
Кто светел и душой, и помышленьем чист,
Кого не обольстят толпы рукоплесканья,
Кого не уязвит нахальной черни свист.

Свободу возлюбя, гнушаясь своевольем,
На язвы общества, чтоб глубже их разжечь,
Не обращает он с лукавым сердобольем
Тлетворную, как яд, заносчивую речь.

Нелепым равенством он высших не унизит,
Но в предназначенной от Промысла борьбе,
Посредник, он бойцов любовным словом сблизит
И скажет старшему: и младший – брат тебе.

[1861]
молоко

(no subject)

Очень грустно читать о маршалах Наполеона. Прочла книгу о Нее и глубоко опечалилась. Эти люди, не знающие страха, герои, которым атакуемый ими при Бородине Багратион кричал: " Браво, господа! Это великолепно!" - символы Империи , оставив поле боя, становились мелкими, склочными, завистливыми и жадными буржуа, готовыми подставить друг друга при первой же возможности.



Речь даже не о том, что они не хотели "делиться славой", а потому могли саботировать приказы и уходить с поля боя ( или не являться на него). Они жадно выпрашивали титулы и деньги, клеветали друг на друга. Взаимная ненависть сжигала этих славных героев, бестрепетно летевших в атаку под ядрами и пулями, совершавшими невозможное как обыденное.

С одной стороны, пламенеющий Ней, храбрейший из храбрых, в лохмотьях, изможденный , но прикрывший отступление армии из России . " Я - маршал Ней, это все, что осталось от великой армии".

Collapse )