August 14th, 2016

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
молоко

Республика староверов: между оккупантами и партизанами



Республика Зуева была формой старообрядческого самоуправления на оккупированной немцами территории. Зуевцы отбивались и от партизан, и от фашистов, и от эстонской полиции, но потом пошли на сотрудничество с Рейхом. Оккупация Белоруссии П. Ильинский в своих воспоминаниях «Три года под немецкой оккупацией в Белоруссии» описывает, как белорусы сотрудничали с немецким правительством.

Историк А. Кравцов считает, что «та оккупация была разной. Бывало так, что к немцам шли за подмогой. За хлебом, за кровом. Иной раз даже за оружием. Кого-то из тех мы вправе называть коллаборационистами. Но вправе ли осуждать?». В Белоруссии, как и в других регионах СССР, возникали различные партизанские образования, выступающие как за, так и против Красной Армии. Республика Зуева Описывая партизанское движение в оккупированной Белоруссии, Ильинский повествует об одной из новообразованных в ходе войны республике – Республике Зуева.

[Spoiler (click to open)] Из исследований Д. Карова и М. Глазка еще в советское время стало широко известно о других республиках – демократической Республике Россоно, состоящей из красноармейцев-дезертиров, и воевавшей как против немцев, так и против РККА, а также о так называемом Локотском самоуправлении – республике размером с Бельгию, располагавшаяся на Брянщине и на частях современных Курской и Орловской областей, с населением в 600 тысяч человек. Однако о загадочной Республике Зуева писали куда меньше. Откуда же она возникла и как долго просуществовала?

В книге «Партизанщина: мифы и реалии» В. Батшев описывает, что так как Полоцк, Витебск и Смоленск были заняты немцами в самом начале войны, им потребовались свои люди в новообразованном правительстве захваченных территорий. Бургомистром в деревне Заскорка под Полоцком стал старообрядец Михаил Зуев, недавно сидевший в тюрьме за антисоветскую деятельность. Он был лоялен немецким оккупантам – двое его сыновей были сосланы НКВД в Сибирь, и давно имел счеты с советской властью, потому немцев он встретил с большим воодушевлением: «В 1930-х годах он два раза сидел в тюрьме за антисоветскую деятельность (5 и 3 года соответственно), и только в 1940 году вернулся из застенков НКВД в свою деревню. Два его сына тоже были арестованы НКВД за вооружённую борьбу против советской власти. Один сын в итоге погиб в сталинских лагерях, второму удалось в начале 1960-х уехать в Австралию».



Ильинский рассказывает, что в деревне на тот момент жило около трех тысяч староверов, а расположена она была на болотах и лесах, далеко от всякой дороги. Согласно Д. Карову (написавшему книгу «Партизанское движение в СССР в 1941-1945 гг»), под управлением Зуева и при поддержке немецкого правительства старообрядцы жили довольно спокойно, наслаждаясь самоуправлением, возвращением частной собственности и открытием старообрядческих церквей – но затем кое-что произошло.

Война Зуева

В ноябре 1941 года в Заскорку пришли семеро партизан и попросили содержание. Среди них был известный Зуеву работник НКВД, прославившийся своей жестокостью. Дав для маскировки партизанам кров и еду, деревенский совет вскоре тайком убил их и забрал оружие: «Зуев поместил вновь прибывших в одну избу, снабдил их продовольствием, а сам пошёл советоваться со стариками, как быть. На совете старики приняли решение убить всех партизан, а оружие их спрятать».

Когда вскоре в деревню пришла новая группа партизан, Зуев дал им еды и попросил покинуть свою территорию. Когда партизаны пришли еще раз, Зуев послал им навстречу старообрядцев, вооруженных винтовками. Ночью партизаны вновь вернулись – лишь с тем, чтобы отступить, наткнувшись на неожиданно мощное сопротивление неспящих и вооруженных зуевцев. После этих нападений Михаил Зуев решил организовать в своей и соседних деревнях специальные военизированные отряды. Они были вооружены трофейным партизанским оружием, ночью организовывали дежурство и отбивали нападения.

До 1942 года зуевцы, по сведениям Ильинского, отбили 15 атак партизан. Самые главные проблемы начались после – в конце декабря у староверов кончились патроны. Зуеву пришлось пойти к немецкому коменданту – и после Нового года один из немецких генералов, воспользовавшись разногласиями между старообрядцами и советским правительством, решает вооружить белорусские деревни, подконтрольные Зуеву, пятьюдесятью русскими винтовками и патронами. Зуеву было велено не говорить, откуда он достал оружие, и было отказано в автоматах – видимо, из соображений безопасности. Соседние деревни сами присылали своих представителей к Зуеву, прося о защите – так его «республика» расширялась.



Контрнаступление В 1942 году Зуев со своими отрядами идет в контрнаступление и прогоняет партизан из окрестных деревень, а затем включает их в состав своей республики. Весной он достает еще четыре пулемета (по разным версиям – покупает у венгров, у немцев, достает в боях с партизанами) и вводит жесточайшую дисциплину: за серьезные правонарушения расстреливали на основе голосования вече старообрядцев.

Зимой 1942-1943 Зуев отбил серьезные атаки партизан, и те стали держаться подальше от его республики. Прогнал он из своих краев и эстонскую полицию, которая искала партизан и хотела на основании этого пожить в его деревне: «Зуев ответил эстонскому офицеру, что никаких партизан в районе нет. А следовательно, и полиции здесь делать нечего. Пока дело ограничивалось словами, эстонец настаивал, но как только к дому подошел собственный отряд Зуева и Михаил Евсеевич решительно заявил, что применит силу, в случае, если полиция не уйдет — эстонцы подчинились и ушли».

Зуев снабжал Полоцк ресурсами – дичью, дровами, сеном, и был очень удобен для немецкого правительства, так как он исправно платил продовольственный налог. Они даже не заглядывали в Республику Зуева и никак не влияли на внутреннее самоуправление.

Конец Республики староверов

Вскоре немецкая армия отступила на запад. Зуев отступал вслед за ними: как пишет историк Б. Соколов, «Зуев с частью своих людей ушёл на Запад. Другие староверы остались и начали партизанскую борьбу против Красной Армии. Для этой цели немцы снабдили их оружием и продовольствием. Партизанские группы держались в лесах под Полоцком вплоть до 1947 года». Ильинский пишет, что все люди плакали, уезжая из родных деревень, везли на телегах самое ценное, спасали старинные книги и припасы. Немецкий комендант, уходя из окруженного Полоцка, решил пробиться к Зуеву, чтобы уйти вместе с ним из окружения – только его люди знали лес как свои пять пальцев.



С помощью Зуева немецким войскам и идущим вместе с ними старообрядцам (от одной до двух тысяч – сведения разнятся) удалось выйти в Польшу, а оттуда – в Восточную Пруссию. Часть людей действительно остались в родных краях и стали воевать с РККА. Несколько сотен оставшихся вывозятся в лагеря, тем временем как уехавшие вместе с немцами старообрядцы уезжают в Южную Америку из Гамбурга в 1946 (часть из них потом, в шестидесятых, переедет в США – где жил и Ильинский, автор воспоминаний). В Пруссии группа Зуева распалась. Сам он пошел к А. Власову и стал воевать в Русской Освободительной Армии. Далее следы его теряются – по разным данным, Зуев или поехал во Францию, а оттуда в 1949 году отбыл в Бразилию, или сдался в 1944 англичанам. Что с ним случилось дальше – никто не знает. Не осталось достоверных сведений о нем, и нет даже фотографии управителя республики староверов. Так кончился век Республики Зуева.
Русская семерка

молоко

ЧУМНОЙ БАРАК ИСТОРИИ

Оригинал взят у andrey_kuprikov в ЧУМНОЙ БАРАК ИСТОРИИ
В марте этого года тихо и без лишнего шума Гаагский трибунал снял все обвинения с Милошевича и по факту оправдал его. Годы заключения, смерть в застенках демократии, разорванная в клочья страна, сотни тысяч трупов и миллионы поломанных судеб, разбомбленный Белград и превращение православных святынь в груды щебня.



А потом были Ирак, Ливия и чудом спасенная Сирия. Растерзанный Каддафи, повешенный Хусейн, истекающий кровью Асад.

А мы возмущаемся санкциями и нападками на спортсменов. Да будь у запада хоть атом уверенности в своей победе Россию уже бы топтали и перемалывали вместе с населением в компост.

Тыкать запад мордой в его же дерьмо бесполезно, он никогда не признает свои преступления, потому что для него они норма. А раз так, то и нам нужно перестать уже воспринимать запад как нечто очеловеченное, а исключительно как прямую и явную угрозу нашего существования, в уничтожении которой и должна быть главная и основная цель государства, с использованием всех доступных средств и методов.

Вот воевали мы с немцами. Люто, кроваво, до изнеможения. Победили, но сохранили уважение к нации, способной мобилизоваться и готовой умирать. Но вот к англо-пиндосам, никогда толком не воевавшим, не знающим, что такое на самом деле война, разрушения, голод и ужас у меня стойкое отвращение и презрение, как к чумному бараку, считающему себя здравницей. А чумной барак, как известно, ничем другим кроме огня и не лечится.

молоко

(no subject)

Приезжаю я в четверг к родителям, а меня встречает такая вот красота

2016-08-09 13-54-02

Вот ведь неожиданность! Родители, вроде, не собирались заводить кота, тем более взрослого. Тем более, называть его Коровой. Оказалось, друг брата вынужден был срочно уехать, и попросил брата забрать на недельку котика. Брат согласился, а вот старший кот брата с суровым именем Бармалей и не менее суровым характером не согласился. В общем, по рассказам, которым я вполне верю, все ночью не спали, боялись, что Бармалей просто убьет Корову.

Вообще, брат сказал, что Корова ему противен лично. И гладить его противно, и на рожу смотреть страшно.

Пришлось родителям забрать кота себе. Вы не представляете, какой он изумительный! Мы с мамой его просто обожаем теперь. Это не кот, это идеал четырехногий. Ласковый невероятно, гладенький, как шёлк, тёпленький, так приятно его гладить. Мама говорит, что ума Корова огромного. Всё понимает. Спер со стола кусок рыбы, так часа 3 его никто не видит, так ему стыдно стало :) Жаль, что это не я его забрала навсегда. :(

Это Корова ушел, один хвост попал в кадр

2016-08-09 13-54-08
молоко

Распродажа Юсуповых



Наследники Юсуповых продолжают распродавать вещи семьи. Вслед за вероломной распродажей архива на аукцион выставлен самый знаменитый костюм Феликса мл. с бала 1912 г. в Лондоне и другие предметы. Вот что пишет об этом костюме Феликс в своих воспоминаниях:
"По возвращении в Англию получил я приглашение на костюмированный бал в Альберт-Холл. Времени имелось довольно, и, успев съездить в Россию на каникулы, я заказал в Петербурге русский костюм из золотой с красными цветами парчи XVI века. Вышло великолепно. Кафтан и шапка расшиты были брильянтами, оторочены соболями. Костюм произвел фурор. В тот вечер со мной перезнакомился весь Лондон, а назавтра фотографию мою напечатали все лондонские газеты".

По ссылке многое из коллекции князя Юсупова

http://s309339927.onlinehome.fr/pubs/2016/communiqué%20de%20presse-Russe4nov2016.Mdef.pdf