December 5th, 2015

молоко

Тихий Дон

Понимаю, что новый "Тихий Дон " никто не смотрел: большая часть жжистов давно выбросила телевизоры, а оставшиеся принципиально эту дрянь смотреть не стали. А самая чудесная рецензия была такая: " я начала смотреть, но бросила. Ужасный фильм, он совершенно не соответствует моим представлениям о жизни казаков"

Я отношусь к ничтожному числу невыкинувших телевизор, кто посмотрел. И хочу теперь поделиться впечатлением.

Collapse )
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
безысходность

Даже как-то жаль старушку. Маразм овладел её разумом

Ахеджакова, увы, окончательно сошла с ума. Она устроила на похоронах митинг! Господи, спаси, вот же революционеры начала XX века! Невольно вспоминаешь истории о похоронах жертв проклятого царизма. Большевики клянут царский режим и поют " Вы жертвою пали в борьбе роковой", правда, продолжение "любви беззаветной к народу" - это не про нынешних рэволюционэров
Надо же: превратить похороны в фарс, прости, Господи. Кто бы как не относился к Рязанову, такого он не заслужил




Мечта ахеджакнутых
молоко

Выставка «”Я не ропщу на трудный путь земной…”. 195 лет со дня рождения А. А. Фета. До 31 декабря!

Оригинал взят у nashenasledie в Выставка «”Я не ропщу на трудный путь земной…”. 195 лет со дня рождения А. А. Фета. До 31 декабря!
5 де­каб­ря 2015 го­да ис­пол­няет­ся 195 лет со дня рож­де­ния по­эта Афа­на­сия Афа­на­сьеви­ча Фе­та (1820—1892), пе­ре­вод­чи­ка,
ме­му­а­ри­ста, чле­на-кор­ре­спон­ден­та Пе­тер­бург­ской ака­де­мии на­ук.

На вы­став­ке, оза­глав­лен­ной строка­ми из сти­хо­тво­ре­ния Фе­та «Я не роп­щу на труд­ный путь зем­ной...», пред­став­ле­но 47 до­ку­мен­тов из его лич­но­го ар­хи­ва, фо­то­гра­фии его и его близ­ких, ви­ды име­ния Во­ро­бьёв­ки в Кур­ской гу­бер­нии, при­жиз­нен­ные из­да­ния с
ав­то­гра­фа­ми, хра­ня­щи­е­ся в под­соб­ной биб­лио­те­ке от­де­ла ру­ко­пи­сей РГБ.

И. Е. Репин. Портрет А. А. Фета. 1881
Вы­пуск­ник Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та, Афа­на­сий Фет не­од­но­крат­но бы­вал в биб­лио­те­ке Мос­ков­ско­го пуб­лич­но­го и Ру­мян­цев­ско­го му­зеев. В 1880-х го­дах по­эт бе­се­до­вал здесь с Ни­ко­ла­ем Фё­до­ро­ви­чем Фё­до­ро­вым, фи­ло­со­фом-кос­ми­стом, ра­бо­тав­шим в биб­лио­теч­ном ка­та­ло­ге, — об этих ви­зи­тах он вспо­ми­на­ет в пись­ме к Фё­до­ро­ву от 6 де­каб­ря 1887 го­да.

За два ме­ся­ца до смер­ти (7 ок­тяб­ря 1892) го­да Фет пи­шет Фёдо­ро­ву с бла­го­дар­но­стью за изда­ние, до­став­лен­ное ему из биб­лио­те­ки Ру­мян­цев­ско­го му­зея.

Огром­ный ар­хив по­эта по­сту­пил в от­дел ру­ко­пи­сей в 1924 го­ду. Это бо­лее 2500 еди­ниц хра­не­ния, пред­став­ля­ю­щих его твор­че­ские ру­ко­пи­си, пе­ре­пис­ку, до­ку­мен­ты его и его род­ных, фо­то­гра­фии из его до­ма, а так­же 1780 граж­дан­ских и уго­лов­ных дел, ко­то­рые про­во­дил ми­ро­вой су­дья Афа­на­сий Афа­на­сье­вич Шенши́н в 1867—1877 го­дах.

Фа­ми­лию Шеншин Афа­на­сий Афа­на­сье­вич по­лу­чил при рож­де­нии от вы­рас­тив­ше­го его по­ме­щи­ка Афа­на­сия Нео­фи­то­ви­ча
Шен­ши­на. Сре­ди до­ку­мен­тов на вы­став­ке мож­но увидеть и тот, ко­то­рый опре­де­лил его био­гра­фию — справ­ку, вы­дан­ную Ор­лов­ской ду­хов­ной кон­си­сто­ри­ей штаб-рот­мист­ру Афа­на­сию Афа­на­сье­ви­чу Фе­ту о его рож­де­нии до офи­циаль­но­го бра­ка его ро­ди­те­лей и в
си­лу это­го о не­воз­мож­но­сти при­зна­ния его за­кон­ным сы­ном Афа­на­сия Шен­ши­на. По­сле это­го це­лью жиз­ни Фе­та ста­но­вит­ся вос­ста­нов­ле­ние дво­рян­ско­го зва­ния.

Collapse )