March 31st, 2015

молоко

Олимпийский парк

Пока сил нет ставить большой пост с фотографиями. Сегодня, слава Богу, было солнце ( но ветер холодный).

Такси подают здесь, как в Москве яндекс-такси, через 5 минут. Пробок удачно не было, поэтому доехали быстро. Нагулялись, насмотрелись. Там такие просторы! Хорошо, что большинство павильонов не пустуют: теннисная школа, школа фигурного катания, хоккейная школа, конькобежная школа.. Детей много. Туристов пока не толпы, но и сезон не начался.. Из Сочи-парка несутся дикие, радостные вопли любителей аттракционов, слетающих с американской горки.

Павильон Фишт разбирают, там будет футбольный стадион.

Я дико устала, поели в очень симпатичном ресторане, а потом я еще - позор мне, позор!- купила в кофейне морковное пирожное. Вкусное, кстати.



Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
молоко

Советская украинизация. Эпизод - 8

Оригинал взят у sozecatel_51 в Советская украинизация. Эпизод - 8

«… я тебя и убью!»

О тех, кто не выжил после исторической встречи укрописьменников с тт. Сталиным и Кагановичем в 1929 году.

Микола Хвылевой (Микола Хвильовий; настоящее имя Николай Григорьевич Фитилёв, Микола Григорович Фітільов 1893 - 1933) — украинский советский поэт, прозаик, публицист, один из основоположников послереволюционной украинской прозы. Автор лозунга «Геть від Москви!»)

Русский мужик, сознательная жертва украинизации.

Основные посылы его «евроукраинства»:

«Перед нами стоит такой вопрос: на какую из мировых литератур взять курс? Во всяком случае не на русскую. От русской литературы, от её стихии украинская поэзия должна бежать как можно быстрее. Дело в том, что русская литература тяготеет за нами веками как хозяин положения, приучивший психику к рабскому подражанию».

«Украинское общество, окрепнув, не примирится со своим фактическим гегемоном — российским конкурентом. Мы должны стать немедленно на сторону молодого украинского общества, представляющего не только крестьянина, но и рабочего, и этим навсегда покончить с контрреволюционной идеей создавать на Украине русскую культуру».

«Европа — это опыт многих веков. Это не та Европа, которую Шпенглер объявил «на закате», не та, гниющая, к которой вся наша ненависть. Это — Европа грандиозной цивилизации, Европа — Гёте, Дарвина, Байрона, Ньютона, Маркса и т. д., и т. п. Это та Европа, без которой не обойдутся первые фаланги азиатского ренессанса».

13 мая 1933 наложил на себя руки, пригласив к себе в гости своих друзей-писателей. В предсмертной записке написал: «Арест Ялового — это расстрел целого Поколения… За что? За то, что мы были самыми искренними коммунистами? Ничего не понимаю (…)

Ужасно больно.

Да здравствует коммунизм.

Да здравствует социалистическое строительство.

Да здравствует коммунистическая партия».

Посмертно (в конце 30-х годов) осуждён как «буржуазный националист».

Он так НИЧЕГО и не понял.

Очевидно, НЕЧЕМ было что-либо понимать.

«Мы в ответе за того, кого приручили», вернее, «прОучили».