August 16th, 2011

Ёжка

По просьбе френдов. Франсуа, в некотором роде, Вийон.



Наш Парижопск - не город, а малина,
Один облом - повсюду мусорня.
Не в падлу кипишнуть: "А ну, пошли на...!",
Да сволокут на кичу (вот же блин, а!),
До памарок отбуцкают меня.

Что понту в кураже, когда по роже
Размажут весь кураж? Калган - дороже.
А то пришьют нахалку, и аля-
Улю! Хоть зашибись - а всё же
Зависнешь в петле, как в ноздре сопля.

Пускай жужжит баклан: "Гляди на нас, мол, •
Такая крутизна, что будь здоров!"
Я, братаны, не стал бы даже на спор
Искать на нос понос, на жопу насморк -
Я не люблю дешёвых зехеров.

Но если легаши тебя накрыли
И у тебя написано на рыле,
Что ты щипнул не одного шмеля -
Гаси их, псов, и отрывайся! Или
Зависнешь в петле, как в ноздре сопля.
А ежели вам ласты повязали -Косите под голимого лоха!

Гоните им, что вы не при базаре,
Что вовсе не винта вы нарезали,
А дёргали подальше от греха.
А тех, кто трёт бузу со следаками,
Я называю просто мудаками -
Для мусоров мы всё равно что тля:
Потуже сдавит узел на аркане
-Зависнешь в петле, как в ноздре сопля.
Пусть шпанский принц блатнее короля,
С ним ты тряхнёшь любого куркуля,
Но если вломит кто-то опосля
-Тогда, народ парижский веселя,
Зависнешь в петле, как в ноздре сопля.

КОММЕНТАРИИ
ПАРИЖОПСК - в оригинале Вийон даёт жаргонное название Парижа на языке французских уголовников - кокийяров. Русские переводчики попытались перевести это название на отечественный жаргон. Е. Кассирова назвала французскую столицу "Париженцией", Ю. Корнеев - "Паруар". На мой взгляд, ни одна, ни другая "погремуха" не соответствуют ни "блатному" словотворчеству, ни "босяцкому" куражу. От них за версту несёт чем-то "ло-ховским". "Парижопск" - вот это самое то, это - по-нашему!
МАЛИНА - здесь смешение простонародного значения "малина" (сладкая жизнь) и жаргонного "малина" (притон).
ОБЛОМ - серьёзная неприятность, крушение надежд.
МУСОРНЯ - множественное число (вернее, общий род) от "мусор" - сотрудник правоохранительных органов.
НЕ В ПАДЛУ - не позорно, достойно, "по понятиям".
КИПИШНУТЬ - поднять шум, возмутиться, устроить скандал.
КИЧА, кичман - тюрьма.
ДО ПАМАРОК - до бессознательного состояния; "памарки отбить" - избить до одурения.
ЧТО ПОНТУ - что толку.
КУРАЖ - смелость, бравада, бесшабашность.
КАЛГАН - голова.
ПРИШИТЬ НАХАЛКУ - нагло обвинить в неблаговидном поступке (преступлении), которого
человек не совершал.
АЛЯ-УЛЮ - междометие, выражающее очень быстрое совершение какого-либо действия: "лох вертухнулся, а гаманец уже - аля-улю!" (т.е. кошелёк испарился).
ХОТЬ ЗАШИБИСЬ - хоть тресни, хоть головой об стенку бейся и пр.

Автор перевода Фима Жиганец.
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
молоко

СВЯЩЕНСТВО ПРОТИВ ЦАРСТВА



Бабкин М. А. Священство и Царство
(Россия, начало XX в. — 1918 г.).
Исследования и материалы. —
М.: Индрик, 2011. 920 с.; ил.

Монография доктора исторических I наук Михаила Анатольевича Бабкина, вышедшая «под шапкой» Историко-архивного института РГГУ, — это 900-страничный фолиант, включающий 300 страниц приложений.
В монографии рассматривается положение РПЦ в начале XX века, включая структуру, управление и социальный состав; теологические проблемы, связанные с местом монарха в Православной церкви; эволюцию взаимоотношений Николая II и РПЦ в предреволюционный период и драматический период 1905-1907 годов. Автор обращает внимание на такие вехи этой эволюции, как изменение текстов архиерейских титулований и присяг, поминовений лиц царствующего дома.

Наиболее обширная часть работы, что неудивительно, посвящена 1917-1918 годам. Именно тогда настала кульминация и развязка многовековой истории отношений священства и царства в России.
В своём труде М. А. Бабкин прослеживает, как «представителями высшей иерархии РПЦ проводилась деятельность, направленная на ограничение участия императора в церковном управлении и на «отдаление» церкви от государства» (с. 593). А поскольку император цеплялся за эту прерогативу, нарастала напряжённость в его отношениях с Синодом, имевшая важные последствия. «Меры, предпринимавшиеся представителями епископата в предреволюционные годы, были направлены на десакрализацию власти российского самодержца... После нескольких безуспешных попыток добиться разрешения на созыв Поместного собора представители архиерейского корпуса стали связывать надежды на «освобождение» церкви от императорского контроля с возможностью смены формы государственной власти в России в пользу любой формы правления» (с. 594).

Разумеется, этот курс проводился не без колебаний, противоречивости, формальной поддержки самодержавных институтов. Но в решающий момент РПЦ отказала самодержавию в своей поддержке

27 февраля 1917 года обер-прокурор Н. П. Раев потребовал от Священного синода осудить революционное движение и получил отказ: ещё неизвестно, откуда идёт измена — снизу или сверху (с. 200).Collapse )