June 20th, 2009

молоко

Люди, бойтесь! Ужас,что может произойти!

А может и не произойти..

Индийские микробиологи считают самым опасным скрещивание вируса свиного гриппа A/H1N1 с вирусом птичьего гриппа H5N1. Об этом заявил научный сотрудник делийского отделения Международного центра генной инженерии и биотехнологий Шахид Джамиль, передает РИА "Новости".

Ученый пояснил, что вирусы этого типа состоят из восьми сегментов РНК. Если оба оказываются в одном организме, то их сегменты могут перемешаться, создав новый вирус. Этот вирус, по словам сотрудника центра, будет передаваться от человека человеку так же легко, как A/H1N1, и при этом обладать смертоносностью птичьего гриппа.

По словам ученого, сами по себе эти вирусы не представляют большой опасности для людей, так как A/H1N1 не очень смертоносный, а H5N1 смертоносный, но не передается от человека к человеку.

Средняя смертность от вируса гриппа A/H1N1 на данный момент находится на уровне 0,4%, что примерно в четыре раза выше, чем у так называемых "сезонных" гриппов. Переносится и лечится он так же, как и обычный грипп. Смертность от птичьего гриппа превышает 60%, однако для того, чтобы им заразиться, необходимо получить большую дозу инфекции непосредственно от птицы.

Убийственное объединение двух вирусов теоретически может произойти в организме какого-нибудь животного, например свиньи.
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
молоко

Николай Павлович в Москве.

Николай I, любивший Москву, что он показал особенно своими заботами о ней в холеру 1830 года, много трудов посвящал ее украшению. Главными его постройками в Москве, характеризующими его, эпоху были Большой Московский дворец и храм Христа Спасителя: они более носят на себе русский характер, чем сооружения XVIII и начала XIX веков.
Много забот посвятил император Николай I Кремлю. Прежде всего он восстановил разрушенный Арсенал и вдоль стен его приказал расставить под русскими орлами трофеи 1812 года-пушки отбитые у "великой армии". Их всего 875; принадлежали они не одним французам, а и австрийца, пруссакам, итальянцам и друг.

Арсенал

Новою постройкою этого государя в Кремле является здание Оружейной палаты, на месте древнего конюшенного приказа, куда были перенесены государственный драгоценности и древности из здания, подстроенного императором Александром I на месте Царе-борисовского двора и обращенного в казармы. Оно прежде не отапливалось и мало было приспособлено для хранения древностей. Collapse )
"ИЗ ИСТОРИИ МОСКВЫ 1147-1913" ОЧЕРКИ В.В.НАЗАРЕВСКОГО
молоко

Турбин о литературе и её исследователях.

"Общераспространенное восприятие литературы, искусства могло возникнуть только в мире концентрационных лагерей, гетто, резерваций или по крайней мере — зоопарков, ботанических садов, заповедников.

Между умозрительно начертанным фантомом “писатель”, “художник” и мною, читателем, наблюдателем, — что-то вроде забора, изгороди под током высокого напряжения. Там, за изгородью, — “писатели”, “художники слова”, которые “мыслят образами”. Читатель их читает, критик их истолковывает, исследователь их исследует, не переставая помнить об изгороди. Они — не такие, как он; он — не такой, как они.

Или: исследователь — лакей, подсматривающий за тем, как “господа живут”. Или — бедный мальчик, сиротка из рождественского рассказа, сквозь окно глазеющий на праздник в богатом доме, на елку.

Так или иначе, но между исследователем и “писателем” предполагается загородка, забор или хотя бы заиндевевшее стекло. Граница, рубеж...

Растолковать, что забор воздвигнут искусственно, — не-воз-мож-но..."

Как же мы обожали Турбина! Невероятный, обаятельный, обладающий абсолютной свободой мысли, не зависщий от любых мнений. "Советский хунвейбин " - одно из его шутливых факультетских прозвищ.:) Каким неожиданным и парадоксальным был, зачастую, его взляд на хорошо известное произведение или знакомый всем факт. Как фокусник, извлекал он из карманов старинные журнали или книжечки.На, увы, редкие лекция Турбина мы бегали, как на праздник.
Такой же праздник, как редкие приезды из Тарту Лотмана.
Или появления Панченко.
Как же мне повезло в жизни! Я их слушала.
А, вот и подтверждение правильности факультетского прозвица - от самого Турбина
" Но может быть, нечего мне абрагу ( абреку. речь идет о Дата Туташкия - разъяснение моё) завидовать? Потому как не абраг ли я сам? Абраг в очках. Абраг с дипломом кандидата филологических наук. Литабраг, а к тому же — абраг, выстаивающий очереди, мерзнущий на автобусных остановках: абраг в современном быту. И жизнь — вечный бой с бытом; овладение искусством превращать быт в аттракцион, чтобы не дать быту проникнуть в душу. И каждая лекция — набег абрага, мирные залпы социологической поэтики, мирные выстрелы. Если говорить о цирке, то: клоун стреляет, и из ружья выпрыгивает алый цветок.

Я хочу: стрелять цветами.

Уж преследовали меня как литератора и так, и сяк. А я — исхитряюсь: стреляю цветами.

Абраг с авторучкой, а поле боя — заплеванные комнатушки редакций..."
молоко

Литература и кино (телевидение). Из Турбина снова .

Литература и кино (телевидение)...

Обилие экранизаций и протесты против них, вопли. А отчего вопли?

А оттого вопли, что: поэзия, литература бесплотны. Все-таки: чистый дух. “В начале было слово...” Поэзия — слово, еще не воплощенное, не обременившее себя плотию. Чистая бесплотность — музыка, конечно; а за ней — поэзия.

Экранизация — некое насилие над бесплотным и, следовательно, над свободным словом; над процессом, который каждый читатель осуществляет: облекает слово во плоть, но — лишь в мыслях, в воображении. Процесс так и не достигает результата, принципиально не достигает.

И вдруг — бах! — слово о человеке превращается в человека: в Родиона Раскольникова, в Ивана Карамазова. Кто-то один не завершает, а просто прерывает процесс.

Это — насилие над моим воображением, отнятие у меня какой-то свободушки, какого-то права.

Кино — псевдоцерковь, лжецерковь. Свободу толковать музыку, поэзию так, как мне хочется, оно отнимает, диктуя всем одно толкование.

Кино делает в мире искусств, в мире наслаждения то, что церковь делает в мире, в сфере веры.

Надо, чтобы: вера была единой, воцерковленной, а искусство было в толкованиях своих плюралистичным. Получается же наоборот: вера, если она есть, все больше и больше становится плюралистичной, кто во что горазд; а толкования искусства — монистичны, декретированы...

<13 января 1981.>