my_sea (mysea) wrote,
my_sea
mysea

Category:

В каком чине был Чацкий? И пр. об именах Ахиллов среди девушек

Оригинал взят у wyradhe в В каком чине был Чацкий? И пр. об именах Ахиллов среди девушек
В каком чине был Чацкий? И пр. об именах Ахиллов среди девушек

Выводы:

Скалозуб, лет 30-35, как известно, армейский полковник - VI класс, командир полка в 15 пехотной двизии, с перспективой скоро стать генерал-майором (IV класс).

Молчалин, лет 20 с чем-то, коллежский асессор, VIII класс, служит в Московском Архиве Коллегии иностр. дел, секретарем Фамусова.

Фамусов (предположительно лет 50-ти), как видно из только что сказанного, сам служит в Московском Архиве Коллегии иностр. дел, одним из управляющих (главный управляющий этого Архива в тот момент - действ. статский советник А.Ф. Малиновский). По всей видимости, Фамусов в VI классе - коллежский советник (на пределе, но маловероятно - в V-м классе, статский советник).

Сам Чацкий - 21 года, предположительно VII класс (надворный советник в администрации Царства Польского, потом подполковник в кав. полку) в отставке. Впрочем, возможно, что в VIII классе (коллежский асессор и майор), но судя по некоторым соображениям и аналогиям, скорее все-таки VII-й.

Горич - армейский капитан (IX класс) либо майор (VIII класс) в отставке; Чацкий его знал год назад в полку, когда тот был еще капитаном, а Чацкий - майором или подполковником.

Все это можно вывести из следующего:

Отсчет чинов чинов главных героев Горя лучше начинать со Скалозуба. О нем все известно очень подробно ( http://wyradhe.livejournal.com/16371.html ): он служил на Кавказе в 45-м егерском полку (переименованном в 44-й в 1819), получил там, т.е. по представлению Ермолова, чин полковника (VI класс по табели о рангах) не позже 1819 года (иначе в момент действия Горя - декабрь 1822 г. - Фамусов не мог бы говорить о нем "давно полковники"), надеялся на получение командования полком - но тут его обошли, т.е. он остался командиром батальона ("за полком два года поводили"). Как именно его обходили, известно из реальной истории 44-го полка: в ноябре 1819 г. (быть может, впрочем, Скалозуб еще не был тогда полковником) командовать 44-м полком Ермолов назначил полк. Пузыревского 1-го, а когда весной 1820 его вероломно убил Кейхосров Гуриели, то полк от Ермолова опять получил не Скалозуб, а кн. Ив. Абхазов. Как видно, Ермолов, считая Скалозуба храбрым и дельным офицером, достойным чина полковника, не считал его подходящим для уровня командования полком на Кавказской войне. Иное дело - тыл: в 1822 г. Скалозуб в своем полковничьем чине переводится с Кавказа в 15-ю пехотную дивизию с повышением на желанную должность командира полка и перспективой скоро получить генерал-майора - IV класс (такой перевод без согласия Ермолова тоже был бы невозможен; как видно, Ермолов не имел ничего против карьерного роста Скалозуба, только считал, что на войне тому нечего делать на должностях выше командира батальона, а если он хочет расти выше - то ради Бога, но только в тылу).

В каком чине Фамусов? Фамусов устроил Молчалину чин коллежского асессора ("дал чин асессора и взял в секретари"), чин VIII класса - сам Фамусов, стало быть, повыше чинами как минимум на один класс. Из определения "управляющий в казенном месте" (кстати, именно не "казенным местом", а "в казенном месте", что может отвечать и главе самого этого места, но скорее главе какого-то его отдела или управляющему младшего ранга - в казенных местах могло было быть несколько управляющих, из них один - главный, см. ниже) вытянешь мало. "Казенными местами", или, что то же, "присутственными местами", "присутствиями" официально называли казенные учреждения самых разных рангов, - хоть архивное учреждение, хоть казенную палату, хоть учреждение общественного призрения. О месте службе Фамусова известно, конечно, больше, поскольку Молчалин служит при Фамусове секретарем и в то же время говорит о себе, что служит в Архивах ("С тех пор, как числюсь по Архивам... Мне [Чацкий] отсоветовал в Москве служить в Архивах"). Это означает, разумеется, что сам Фамусов и возглавляет какое-тот учреждение Архивов или его отдел - иначе невозможно было бы служить его секретарем и тем самым "служить в Архивах". Слова "числюсь по Архивам" еще можно было бы с натяжкой толковать как то, что Молчалин в Архивах только числится, а реально служит секретарем при чиновнике другого учреждения - так сказать, откомандирован в его распоряжение. Не говоря о странности такой идеи, она полностью разрушается тем, что тот же Молчалин говорит в другом месте, что он в Архивах именно _служит_ (см. выше). Стало быть, и Фамусов там служит.

Эти Архивы - как известно, московский Архив Государственной коллегии иностранных дел. В 1811 всего в этом Архиве было 109 служащих. В этом учреждении было _несколько_ управляющих ( http://www.idd.mid.ru/bantysh_kamenskiy.html ), главный из них назывался просто управляющим Архивом. Так, Н.Н. Бантыш-Каменский, служивший в этом Архиве с конца 1762 г., в 1774 г. - в 37 - лет был произведен в коллежские асессоры (VIII класс), в 1781 - в надворные советники (VII класс), в этом чине был в 1783 г. назначен вторым управляющим Архива, в 1786 - канцелярии советником (VI класс), в 1796 - статским советником (V класс), в 1799 - действительным статским советником (IV класс, первый статский "генеральский" чин), а в 1800 - (главным) управляющим Архива.


В 1822 г., во время действия Гоу, управляющим всем Архивом был А. Ф. Малиновский, исполнявший эту должность с 1814 до кончины в 1840, - действительный статский советник (IV класс), неутомимый труженик, сенатор, академик, археограф, активно занимавшийся наукой и заядлый покровитель наук. Фамусов никак не мог быть пародией на него уже по своему отношению к службе, книгам и наукам, а равно и по своему самоочевидно намного меньшему общественному весу. Стало быть, Фамусов - не управляющий АрхивОМ, а, как и прописано Грибоедовым точно, управляющий В АрхиВЕ - т.е. управляющий какого-то под-учреждения Архивов (хоть библиотекой) или один из младших управляющих Архивом, подобно тому, как Бантыш был в 1783-1800 там вторым управляющим. Бантыш эту должность первые 10 лет отправлял сначала в чине VII-го класса, потом в чине VI-го - но недолгое время проработал в ней и в чине IV класса (хотя тот явно был дан ему на "вырост" - очень быстро после этого его и в должности повысили).

Уточнить чин Фамусова можно по наведению от трех моментов: 1) если бы он был в VII классе, то едва ли он стал бы хлопотать о чине VIII класса для Молчалина - ведь это сделало бы Молчалина всего на класс младше его самого, Фамусова, несмотря на разницу в происхождении и возрасте; 2) начальник Фамусова Малиновский - сам в IV классе, стало быть, Фамусов пониже; 3) Фамусов мелким бесом рассыпается перед пока полковником (VI класс), но метящим в генералы (IV класс) Скалозубом, несмотря на разницу в возрасте и происхождении. Если бы Фамусов был на один-два класса старше Скалозуба, то даже при всей его заинтересованности в Скалозубе такой тон был бы ему неприличен. Вывод - он, скорее всего, в том же классе, что и Скалозуб, только в статской службе; в самом крайнем случае - он в V классе, а Скалозуб имеет перед ним то преимущество, что хоть сейчас и в VI классе, но этот VI-й класс в военной службе отвечает разом VI-му и V-му в статской (в армейской службе после полковничьего чина VI класса шел сразу генерал-майорский IV-го), да он еще и метит в свои молодые годы в IV-й.

Итак, Фамусов - скорее всего, VI класс статской службы, коллежский советник - двумя классами старше Молчалина, вровень со Скалозубом, двумя классами ниже своего начальника, главного управляющего Архивами А.Ф. Малиновского. В самом крайнем случае у Фамусова V класс статской службы, статский советник, но что-то оно сомнительно: и со Скалозубом он тогда обращался бы скорее всего с бОльшим достоинством, и Малиновский едва ли выдвинул бы на V класс такого подчиненного, как Фамусов (сам-то Малиновский был работник отличный), а мимо Малиновского это бы не прошло.


А кто же по чину Чацкий? На статской службе он был сначала в связи с Министрами, потом разорвал с ними. Как недавно показано, речь идет о службе в Царстве Польском. Но в каком чине?
С Молчалиным Чацкий общается свысока - это мало о чем говорит, но дело в том, что и Молчалин с Чацким общается с позиции "снизу". Если бы Молчалин здесь, в Архивах, уже дослужился до более высокого чина, чем Чацкий успел получить при всей своей связи с министрами, - то он (учитывая, что со старшими он скромен, а с младшими - повеса, говоря словами Лизы, а к Чацкому должен сильно ревновать еще по прежним их отношениям - "пожалуйте списать") говорил бы с Чацким совсем иначе. А ведь Молчалин сам - VIII класса, коллежский асессор. Стало быть, Чацкий сам - VIII или VII-го.

Как видно из разговора Чацкого с Платоном Горичем, они общаются _примерно_ на равных с заметным превосходством Чацкого. Горич обращается к нему "брат", "братец", но это Чацкий поддразнивает его и дает ему фамильярно советы, а не наоборот (к неудовольствию его жены). Это, естественно, восходит к тому, как они общались в полку, год назад, во время общей службы осенью предыдущего (=1821) года - а Горич был тогда капитаном (поскольку в самом разговоре Чацкий спрашивает его: "ты обер или штаб" = ты все еще обер-офицер [до капитана, IX класс] или уже штаб-офицер [майор и выше, VIII класс и далее]? - если бы Горич уже был хотя бы майором год назад, когда Чацкий с ним служил, вопрос был бы бессмысленным; если бы Горич даже и капитаном не был тогда, вопрос тоже был бы бессмысленным и даже обидным, поскольку меньше чем за год подскочить на две ступеньки в чинах Горичу никак не светило, и спрашивать его "ты не штаб ли уже" означало бы тогда с большой вероятностью уколоть, потому что едва ли можно было ожидать того, что меньше чем за год Горич станет из штабс-капитана в майоры). Капитан - это IX класс (в статской службе отвечает титулярному советнику). Чацкий по его вероятному соотношению с Горичем мог бы и сам быть IX-VIII/VII класса.

Но не только титулярные советники, а и коллежские асессоры (VIII класс) не бывают "в связи с министрами" и не "разрывают с ними", даже в Варшаве.. - так что Чацкий, опять же, вероятно, на статской службе дошел до чина не менее VII класса. Прямое подобие или прототип Чацкого в аспекте его службы в Варшаве, связи и разрыва с министрами - кн. Вяземский - на этой самой службе в Царстве Польском стремительно получил в течение одного и того же 1819 г. сначала надворного советника - VII класс, а потом и коллежского советника - VI класс (вместо десяти с лишним примерно лет, которые в норме должен был бы на это потратить). Чин Чацкого в статской службе и по этой аналогии должен быть чином VII-VI класса. VI класс, кстати - это чин Скалозуба. Но тот военный и метит в генералы (IV класс), а у Чацкого его VII или VI класс - в статской службе, и он в отставке.

Кн. Вяземский был старше Чацкого на 9 лет (Чацкий род. в 1801 г., Вяземский - в 1792),был из гораздо более влиятельного рода, и даже при этом и при всей стремительности его взлета, получил он в 1817 г. в Варшаве коллежского асессора, а только через два года - чины следующих двух классов. Чацкий на службе в администрации Царства Польского провел несколько меньше времени, и годами был почти на 10 лет младше Вяземского (тому при поступлении на службу в 1817 было 25 лет, Чацкому при его поступлении на службу - 18), так что скорее Чацкий успел дойти все-таки до VII, а не до VI класса в администрации Царства Польского. При переводе в армию класс чина сохранялся - а VII класс отвечал бы чину подполковника (VIII-й - майору). Если Чацкий в одном полку с Горичем был подполковником (обычно офицер в этом чине был помощником командира полка), а Горич - капитаном, то это вмещалось бы в отношения, существующие между ними.

С другой стороны ясно, что Чацкий не перерос чином самого Фамусова и не сравнялся с ним (иначе, опять же, они общались бы совершенно иначе), а Фамусов сам, вероятно - VI класс (см. выше). По этому соображению Чацкий тоже не выше VII-го.

Надворный советник / подполковник в 20 лет - это, конечно, редкость, но быть в 20 лет по службе в связи с министрами и разрывать с ними - еще бОльшая редкость; Грибоедов сознательно сделал Чацкого уникумом. А случаи такие все же были: Ал. Кутайсов получил генерала в 1806, в 22 года; Ал. Чернышев - полковник в 24 года, Сергей Волконский - генерал в 25 лет, Андрей Горчаков стал полковником в 1798 г. в возрасте 19 лет, генералом - в 1799, в 20 лет. Дмитрий Хилков, позднее толстовец - полполковник в 20-21 год, Николай Раевский (тот самый) подполковник в 19 лет, полковник - в 20.

Tags: интересное, история России, литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Карен Таривердиев: он смотрел в огонь

    А ведь о нём почти никто ничего не слышал. Он-сын выдающегося советского композитора Микаэла Таривердиева.. Казалось бы, его жизненный путь ясен.…

  • (без темы)

    Анна Долгарева 9 мая И приходят они из желтого невыносимого света, Открывают тушенку, стол застилают газетой, Пьют они под свечами каштанов,…

  • Его-то за що?

    Уже который год беглый перец одной песни про убийцу лодочника наслаждается американской медициной. Он свободен и крылат ( фраза была в одной из…

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments