?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Андрей Сидорчик, АиФ.ru: Александр Решидеович, ничего сопоставимого с «Большим террором» по масштабам в советской истории не было. В чем причины этого явления?

Александр Дюков: Действительно, если мы посмотрим на динамику репрессий в Советском Союзе 1921 −1953 гг., мы увидим, что 1937 — 1938 гг. выделяются на общем фоне как уникальный всплеск насилия. Менее чем за полтора года в СССР во внесудебном порядке было осуждено около 1 миллиона 350 тысяч человек, из которых 681 тысяча была расстреляна. Это составляет более двух третей от всех расстрелянных за период с 1921 по 1953 гг. Ни во время коллективизации, ни во время Великой Отечественной войны мы не встречаем столь огромного количества смертных приговоров. Это, безусловно, уникальное явление.

На протяжении многих десятилетий историки спорят о причинах массовых репрессий 1937 — 1938 гг. Одни видят причины в «паранойе» Сталина, другие утверждают, что массовые репрессии были элементом подготовки к приближавшейся мировой войне. Третьи утверждают, что «Большой террор» стал результатом борьбы руководства страны с властными бюрократическими «кланами» на местах и напоминают о выборах 1937 года, в «тени» которых проходили массовые репрессии.

На мой взгляд, во всех этих наблюдениях есть здравое зерно; сводить события «Большого террора» к какой-то одной причине неверно — прежде всего потому, что «Большой террор» является совокупностью нескольких репрессивных кампаний, разворачивавшихся практически одновременно и влиявших друг на друга, однако имевших разные цели и разную логику.

Первая из этих репрессивных кампаний — кампания по борьбе с «врагами» в рядах партийного и государственного аппарата. Эта репрессивная кампания стала кровавым итогом долгой и безуспешной борьбы Кремля с системой патрон-клиентских связей на местах. На протяжении нескольких лет руководство СССР наблюдало, как попытки интенсифицировать чистки против бывших оппозиционеров тонут в болоте местных парторганизаций, — и, в конце концов, уверило себя, что это происходит потому, что под маской региональных партийных начальников скрываются враги и их пособники.

Содержанием второй репрессивной компании была популистская борьба с причастными к нарушению законов представителями партийного и государственного аппарата на местах. Наказывая в ходе местных показательных процессов чиновников, издевавшихся над местными крестьянами, Кремль пытался нормализовать отношения с простым народом, испытывавшим после коллективизации не самые лучшие чувства к государству. По мере своего развития эта репрессивная кампания начинала пересекаться и взаимодействовать с первой.

Первые две репрессивные кампании были публичными и осуществлялись через легальные судебные органы — Военную коллегию Верховного суда, суды и военные трибуналы. Третья и четвертая репрессивные кампании осуществлялись в тайне через внесудебные органы («тройки» и «двойки») и дали больше всего жертв. Третья репрессивная кампания — эта так называемая «кулацкая операция», направленная против бывших кулаков, уголовников и всевозможного антисоветского элемента. Фактической ее целью была чистка наиболее враждебных власти элементов населения, однако выбор целей оказывался довольно произвольным.

Наконец, четвертая репрессивная кампания была направлена на борьбу с так называемой «базой» иностранных разведок. В рамках «национальных» операций НКВД преследование потенциальных помощников вражеских разведок зачастую вплотную приближалась к преследованию по этническому принципу. Осуждение шло во внесудебном порядке через так называемую «двойку», ограничивающие масштабы репрессий «лимиты» не устанавливались.

Каждая из перечисленных репрессивных кампаний имела свои задачи и свои механизмы эскалации; в совокупности же они образуют именно то, что мы именуем «Большим террором».

— Каковы временные границы периода, именуемого «Большим террором»?

— У германских историков Марка Юнге и Рольфа Биннера есть монография «Как террор стал „Большим“». Она, кстати говоря, переведена на русский язык. Я согласен с германскими коллегами: «Большим» террор стал после начала массовых операций НКВД, то есть того, что я называю третьей и четвертой репрессивными кампаниями. Собственно говоря, если бы не «кулацкая» и «национальные» массовые операции, репрессии затронули был лишь верхушку партийного и государственного аппарата и историки бы писали об это явлении совсем по-другому. Однако, к сожалению, массовые операции имели место. Начало им было положено знаменитым приказом НКВД № 00447 о «кулацкой операции», утвержденным Политбюро ЦК ВКП(б) 31 июля 1937 года. Завершился же «Большой террор» 17 ноября 1938 года, также постановлением Политбюро. Так что хронологические рамки очень четкие.

Продолжение следует...
Поиск по блогу
Яндекс
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
orlengos
Sep. 25th, 2017 05:42 pm (UTC)
mysea
Sep. 25th, 2017 05:45 pm (UTC)
Как Вас прихватило-то...
orlengos
Sep. 25th, 2017 05:48 pm (UTC)
Это есть факт)))
mysea
Sep. 25th, 2017 05:49 pm (UTC)
Как скажете :)
von_hoffmann
Sep. 26th, 2017 07:08 pm (UTC)
Картинка в тему:

( 5 comments — Leave a comment )

Profile

молоко
mysea
my_sea

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Powered by LiveJournal.com