?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Цена заблуждения. ч. 1


Государев смотр лейб-гвардии Измайловского полка перед отправлением на фронт. Худ. К.С. Петров-Водкин. 1916

Русские офицеры, вплоть до самых высоких чинов, как правило, плохо разбирались в политике. Многие из них, недолюбливая Николая II, полагали, что его отстранение улучшит положение дел на фронте и в тылу. За это наивное заблуждение офицерам, как и стране в целом, пришлось заплатить высокую цену.

ВОЙНА И АРМИЯ
– Сколько офицеров было в Русской императорской армии накануне Февральской революции?
– Точную цифру исследователи пытаются установить до сих пор. Существуют лишь рамочные данные – верхняя и нижняя планки, причем на октябрь 1917 года. По этим оценкам, к началу Гражданской войны насчитывалось от 250 тыс. до 320 тыс. офицеров, среди которых офицеры военного времени составляли порядка 190–260 тыс. человек.

– Многие ли офицеры были монархистами по своим взглядам?
– Если говорить о кадровом офицерстве, то да, оно воспитывалось на идеалах преданности императору и политики как таковой для этих офицеров не существовало. Даже их монархизм трудно назвать формой политической активности: он был естественным миропониманием.
Впрочем, в офицерской среде издавна были и приверженцы конституционной монархии, и республиканцы, появлялись сторонники социалистических течений. Вспомним Первую русскую революцию. Всем известен яркий пример офицера-революционера – лейтенанта Петра Петровича Шмидта. Тогда же возникли и офицерские революционные организации. Популярность стали завоевывать эсеры. Тем не менее даже после этих событий речь шла о незначительной части оппозиционного властям офицерства. Причем ее представители воспринимались корпорацией в качестве отщепенцев.

– Как повлияла на мировоззрение офицерского корпуса Первая мировая война?
– Прежде всего следует говорить о том, что война полностью переменила сам офицерский корпус, его социальный облик. За короткий срок в него влились десятки тысяч людей, не имевших ничего общего с довоенным офицерством. Это был срез всего русского общества, и в офицерскую корпорацию эти люди несли не офицерское мировоззрение, которым еще не прониклись, а мировоззрение своих сословий. Размывалась и система ценностей. В советское время был распространен термин «демократическое офицерство». Действительно, новые офицеры часто не имели дворянского происхождения, являлись выходцами из непривилегированных сословий, и среди них монархические идеи были, конечно, уже не столь популярны. В итоге упразднение монархии в 1917 году почти не вызвало неприятия в армии.

– Как офицеры относились к Николаю II?
– По-разному, как и к монархической идее. Однако ко времени революции было немало разочаровавшихся, и не только в институте монархии, но и непосредственно в личности монарха. Что особенно важно, такие люди были в военном руководстве.
Николая II, по многочисленным свидетельствам лично знавших его современников, трудно отнести к интеллектуалам или к волевым, сильным и последовательным правителям. Кроме того, императорская семья стала объектом дискредитирующих слухов (в том числе о связях императрицы-немки с противником), которым в условиях войны верили даже представители генералитета. Генералы видели, что монарх не соответствует занимаемому положению в воюющей стране. Распутинщина лишь усугубила циркулировавшие слухи.

Незатейливый политический багаж верховного вождя русской армии в военное время неизбежно вступал в противоречие с набиравшей обороты профессионализацией военного дела. Это имело отношение в первую очередь к интеллектуальной части офицерского корпуса в лице наиболее развитых представителей Генерального штаба. И здесь ключевой фигурой, человеком, видевшим гибельность ситуации, являлся начальник штаба Верховного главнокомандующего, ближайший сотрудник императора генерал Михаил Васильевич Алексеев. Весной 1917 года Алексеев рассказывал своему сподвижнику генералу Антону Ивановичу Деникину об обнаружении у императрицы двух экземпляров секретной карты фронта, которые предназначались для императора и Алексеева, что его, как начальника штаба Верховного главнокомандующего, не могло не беспокоить.

В итоге Алексеев и другие генералы, стоявшие во главе армии (в основном генштабисты), оказались соучастниками антимонархического заговора, приведшего к перевороту. Руководил этими планами председатель Центрального военно-промышленного комитета Александр Иванович Гучков. Все произошло бескровно, поскольку генералитет вынес солидарное решение и сумел внушить императору мысль о том, что победа в войне возможна только в случае его отречения. Летом 1917 года Гучков не без гордости рассказывал Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства о подготовке заговора.

ПОРА РАЗОЧАРОВАНИЙ
– Офицеры Русской императорской армии хорошо разбирались в политике?
– За единичными исключениями, подтверждающими правило, они в политике не разбирались вовсе. После февральских событий 1917 года новые хозяева страны в считанные дни отодвинули основных генералов-заговорщиков от рычагов управления армией.
Затем стали происходить неприятные как для вчерашних «переворотчиков», так и для всей армии вещи, включая массовые чистки командного состава. У пришедших к власти политиков была своя команда военных экспертов, которые и получили назначения. Но в результате насаждения так называемой «революционной сознательности» в армии рухнула дисциплина, после чего любые попытки ее восстановить оказывались ни к чему не ведущими полумерами. Генералитет снова попробовал вмешаться в политику в августе 1917-го, когда произошло выступление генерала Лавра Георгиевича Корнилова. И вновь военные не сумели реализовать свою политическую программу. Однако это выступление сформировало ядро будущих лидеров Белого движения.



– Как Февральская революция 1917 года повлияла на настроения офицеров? Многие ли из них симпатизировали Временному правительству?
– Сложно говорить о единой реакции, поскольку, повторюсь, за годы войны офицерский корпус утратил политическую и мировоззренческую цельность. Поначалу у многих была эйфория. Потом появилось разочарование. В целом неподчинение солдатских масс воспринималось негативно. Причем речь не только о самосудах, которые напрямую угрожали безопасности офицеров. 1917 год дает просто фантасмагорические картины взаимоотношений между солдатами и командным составом. Например, во время печально известного наступления Керенского на Юго-Западном фронте летом 1917-го 24-й Финляндский стрелковый полк понес большие потери. Стрелки решили, что с них довольно, и отправились в тыл, а их командир, седовласый полковник, стоял перед ними на коленях и тщетно умолял вернуться.

Но если все же делать некоторые обобщения, то лето 1917 года стало периодом разочарования офицерства во Временном правительстве, которое не доверяло офицерам и не защищало их от произвола. Стало ясно, что надежды весны 1917-го на то, что устранение «темных сил» и радикальная смена власти повысят обороноспособность страны, оказались иллюзорными. Объявленные свободы не принесли победы, а лишь разрушили военный организм, одни бездарные правители сменились другими.
Некоторые генералы, наблюдая политическое бессилие Временного правительства, сожалели, что способствовали отречению Николая II от престола и приходу к власти деструктивных элементов. Многие начали задумываться о военной диктатуре, возлагали в этом отношении надежды на Корнилова. Однако и эти надежды не оправдались. Провал корниловского выступления, близкого устремлениям немалой части офицерства в качестве силового варианта выведения страны из затяжного общественно-политического кризиса, вызвал растерянность, разочарование. И он усилил антиофицерские настроения в солдатской среде.

Политически активных в офицерской корпорации было немного, и для основной массы дальнейший выбор оказался ограниченным: либо примкнуть к Белому движению как к движению кадрового офицерства, выражавшему его интересы, либо плыть по течению с большой вероятностью попасть в ряды красных, захвативших значительную часть страны и проводивших антиофицерскую политику. Существовали и менее распространенные варианты: «национализироваться», поступив в армию одного из возникших на руинах империи национальных государств, либо, вовсе расставшись с военной службой, уклоняться от Гражданской войны и искать заработок на стороне.
http://xn--h1aagokeh.xn--p1ai/journal/%D1%86%D0%B5%D0%BD%D0%B0-%D0%B7%D0%B0%D0%B1%D0%BB%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/

Поиск по блогу
Яндекс
Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

молоко
mysea
my_sea

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com